Banner Top
Вход
Одной строкой:

Интервью с главой компании iVentions Паскалем Жорритсмой.

Журнал «Технология Праздника» уже сообщал читателям об официальном заявлении крупного международного event-агентства iVentions о выходе на российский рынок. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью, данное нашему изданию главой компании iVentions Паскалем Жорритсмой.

Технология Праздника. Уважаемый Паскаль, добрый день!

Паскаль Жорритсма. Здравствуйте.

Технология Праздника. Расскажите, пожалуйста, об идее возникновения компании iVentions.

Паскаль Жорритсма. Одной из особенностей современного рынка event индустрии является его дифференциация. Существуют компании, которые специализируются на разработке творческой концепции проектов, так сказать, креативной составляющей, другие же концентрируют свои усилия на

техническом воплощении – строительство, оборудование, логистика и т.д. Сама идея возникновения компании iVentions заключалась в качественном соединении этих двух направлений. Мы себя так и называем – «архитекторы мероприятий», что подразумевает совмещение креативного подхода и серьезный опыт технического воплощения. Нам удалось создать универсальный коллектив, в котором нет четкого разделения на «творцов» и «технарей». Конечно, определенная специализация существует, но по большому счету все члены компании являются многопрофильными экспертами, что позволяет нам успешно осуществлять самые сложные международные проекты. Это подтверждает двадцатилетний успешный опыт работы на рынке данных услуг.

Технология Праздника. Насколько необходимо профильное образование, чтобы работать в iVentions? Кто является членами Вашей команды?

Паскаль Жорритсма. Прежде всего, это молодые, талантливые и, как я уже говорил, универсальные специалисты, кстати, говорящие на 11 языках, включая русский. В силу специфики работы нам приходится внедряться в различные индустрии, в каждой из которой существуют свои особенности, свои тренды, и т.д. И, для того чтобы генерировать свежие идеи, необходимо постоянно следить за тем что происходит на данном рынке. В тоже время наши специалисты владеют самыми последними наработками в области дизайна, что дает возможность, например, совмещать 3D технологии с фотографией, и многое другое.

Что касается первой части вопроса, то я абсолютно убежден в том, что для решения многих вопросов, например, технического порядка, прежде всего, необходим опыт. А этому, к сожалению, не обучишь ни в школах, ни в институтах. Для того чтобы стать настоящим и востребованным профессионалом недостаточно получить хорошее образование, очень важен опыт. В частности на мой профессиональный уровень ключевым образом повлияли те двадцать лет, которые я отдал этому бизнесу.

Технология Праздника. iVentions занимается разнообразными проектами. В каких сегментах Вы себя чувствуете наиболее комфортно?

Паскаль Жорритсма. Наша компания базируется на проведении крупномасштабных событий в трех секторах – спортивной, автомобильной и ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) отраслях. Во-первых, так сложилось исторически, а во-вторых, компании, работающие в данных секторах уделяют достаточно времени, сил и средств для создания и продвижения своего имиджа с помощью комплекса event мероприятий. Для того чтобы создать успешный бизнес очень важно иметь клиентов у которых есть необходимость в подобной систематической работе. Конечно же, мы работаем с организациями и частными лицами, которые хотят провести, в том числе и разовые мероприятия, но предпочтения отдаем партнерству на долгосрочной основе.

Технология Праздника. Могли бы Вы назвать события, которые для Вас являются наиболее значимыми.

Паскаль Жорритсма. Всегда очень важен проект, над которым работаешь в настоящий момент. Сейчас iVentions готовит крупномасштабный проект под названием Champions Village, для финала Лиги Чемпионов УЕФА 2012 года в Мюнхене. Это создание своеобразной VIP зоны предназначенной для спонсоров УЕФА и их гостей. Без преувеличения могу сказать, что это будет самое большое временное сооружение, которое когда-либо сооружалось в Европе для подобных целей. Площадка будет использоваться на протяжение всего дня 19 мая, как до финального матча, так и после. Разумеется, у проекта существует множество сложных, но интересных задач, каждую из которых приходится решать в комплексе с остальными. Прежде всего, шесть основных спонсоров. У каждого из спонсоров около 1 000 приглашенных, т.е. общее количество гостей, составит порядка 6 000 человек. Так как все спонсоры – это всемирно известные бренды, уровень требований к пространству, оформлению и техническому оснащению соответствующий. Также очень важным является место проведения мероприятия. «Альянц Арена» в Мюнхене – не просто один из самых больших стадионов в Германии, но и архитектурная достопримечательность, в которую Champions Village необходимо «вписать» органично. Помимо прочего немаловажным фактором является экологичность акции и т.д. и т.п.

Технология Праздника. И какие решения Вы предложили организаторам?

Паскаль Жорритсма. Мы всегда пытаемся найти такое решение, которое не обязательно будет стоить безумных денег. Главное, чтобы оно было разумным. Это один из принципов работы нашей компании. Не буду заранее раскрывать все секреты предстоящего события, но могу сказать, что, во-первых, конструктивно Champions Village будет похож на сам стадион «Альянц Арена». Во-вторых, нами было предложено оригинальное цветовое решение пространства с использованием LED освещения, которое простроено не только исходя из пожеланий компаний спонсоров, но и соответствует психологическому состоянию зрителей в каждый период действия. Специально для данного проекта мы очень внимательно изучали различные исследования влияния цветовой гаммы на психологическое состояние человека. Какие оттенки оказывают успокаивающее воздействие, или напротив, провоцирует активные эмоции и т.д. Так что у нас все детально продумано вплоть до таких, казалось бы мелочей. И я очень рад тому обстоятельству, что для решения данных задач такая уважаемая организация как УЕФА выбрала нашу компанию.

Технология Праздника. Для реализации подобных проектов нужна большая команда. Сколько человек трудятся в iVentions?

Паскаль Жорритсма. Я считаю, что необязательно иметь большой штат для того чтобы создать что-то грандиозное. Простой пример из архитектуры. Проектирование и строительство самых высоких небоскребов в Нью Йорке управлялось 15 архитекторами, правда выдающимися. У iVentions постоянная команда состоит из 10 человек. Под каждый конкретный проект мы отдельно набираем сотрудников. В частности на Champions Village, о котором я только что говорил, работают около 200 привлеченных людей, ну а мы отвечаем, в конечном счете, за всю цепочку мероприятия от идеи до воплощения, и именно с тем качеством, которое необходимо для заказчика.

Технология Праздника. Наш журнал уже писал о том, что компания iVentions официально заявила о выходе на российский рынок. Чем определен этот выбор?

Паскаль Жорритсма. Были две ключевые причины, из-за которых было принято данное решение. Во-первых, одна из сотрудниц нашей компании, отвечающая за развитие бизнеса, в прошлом жила в России. Она неоднократно рекомендовала мне обратить внимание на этот динамично развивающийся рынок. И, со временем, я убедился в том, что потенциал действительно очень большой и услуги нашей компании могут быть востребованы. В тоже время к нам обратился один из крупных международных брендов с просьбой организовать в России масштабное Road Show. Мы предложили концепт мероприятия, тщательно продумали логистику процесса и сейчас находимся в стадии финального обсуждения проекта. Так что пока все складывается именно таким образом.

Технология Праздника. Существуют ли у Вас какие-либо стереотипы, традиционные для западного восприятия нашей страны?

Паскаль Жорритсма. Признаюсь, первоначально у меня были определенные представления, о том, что русские излишне серьезны, даже несколько грустные. Я думал, что вам не особенно интересно обращать внимание на то, что происходит вне России, что вы слишком замкнуты на себе. Но это были абстрактные представления до начала работы в России. В реальности же я был очень приятно удивлен, например, общим уровнем образования в вашей стране. В частности, владением иностранными языками. Я очень рад тому обстоятельству, что встречаю здесь большое количество людей у которых, как мы говорим, open mind, которые открыты всему новому. У вас большое желание учиться. Так что я все время нахожу подтверждение в правильности нашего решения, и мой интерес к общению и развитию бизнеса в России только усиливается.

Технология Праздника. Большое спасибо за беседу. Желаем успехов в новом витке Вашего бизнеса, и надеемся, что еще не раз будем рассказывать читателям о мероприятиях проводимых компанией iVentions.

Паскаль Жорритсма. .Спасибо. До свидания.

Не каждому дано быть event-менеджером.

Мы продолжаем публиковать интервью с профессионалами, ведущими специалистами ивент-индустрии. И сегодня на вопросы «Технологии Праздника» отвечает Вера Шипуля — российский предприниматель, основатель, генеральный директор и владелец коммуникационного агентства «Sybarite Group» . Свою профессиональную деятельность в сфере рекламных коммуникаций начала с работы в компании — «Эд Пипл». В 2002 году возглавила департамент маркетинга компании «Genser». А уже в 2004 году основала собственную компанию — коммуникационное агентство «Sybarite Group». На данный момент входит в десятку лучших ивентеров по версии журнала «Профиль», является членом международной ассоциации бизнес-коммуникаторов IABC (International Association of Business Communicators). Агентство «Sybarite Group» является членом Национальной Ассоциации Организаторов Мероприятий (НАОМ).

sibarit- Вера, расскажите, пожалуйста, об истории создания Вашей компании. 

На мысли о создании агентства навел большой опыт в этом направлении и личное неудовлетворение мероприятиями, которые я посещала. Хотелось сделать что-то качественно отличающееся от всего того, что на тот момент было на рынке. Агентство Sybarite Group мы создали в январе 2004 года. Сначала осуществляли свою деятельность только по направлению event, работали с определенным кругом клиентов. Затем индустрия начала развиваться и для того, чтобы соответствовать уровню и быть, возможно, на шаг впереди, мы расширили сферу деятельности. 

- В чем бы Вы определили философию своего дела, своей профессии? Какими качествами должен обладать профессиональный организатор праздничных мероприятий?

Я живу ради идей, ради достижения поставленных целей, ради людей, с которыми и для которых я работаю, которые поверили в меня. Мы создаем то, что не под силу многим другим – умеем делать праздник. Несмотря на то, что это работа – главное достичь баланса желаемого и действительного. Мои идеи, за исключением редких случаев, всегда воплощаются в жизнь. Не каждому дано быть event-менеджером. Человек, который трудится в этой сфере, должен обладать не только «жаждой праздника», но и пониманием методики и средств его воплощения в жизнь. Изначально у человека есть энтузиазм, на который наслаивается профессионализм и способности к коммуникации. Без этих трех позиций не может существовать успешный менеджер. Современный рынок пресыщен посредственными или, хуже того, совсем ничего в этом не смыслящими людьми. Ни для кого не секрет, что перед Новым Годом открывается множество агентств, которые приведут одного Деда Мороза в одну квартиру и уже считают, что они полноценно работают на рынке организаторов мероприятий. 

- В чем принципиальная, разница в организации мероприятий у нас в России и за рубежом?

В нашей стране нет культуры организации мероприятий. Зачастую на нашем рынке происходит так – несколько месяцев ничего интересного не делают, а потом напалмом идут мероприятия, которые тебе интересны и ты действительно хочешь на них попасть, но не имеешь возможности разорваться, т.к. они идут все в одно время. Зарубежные eventer’ы контактны и планируют сетку максимально удобно для ЦА. Не нужно соревноваться и стараться перетянуть клиента на свое мероприятие, потому что, как показывает практика, работает это плохо. Иногда лучше задуматься о co-branding'е и создать совместное мероприятие, чем портить друг другу «праздник». Нам же со стороны профессионалов событийного маркетинга стоит подводить клиента к проведению совместных мероприятий, это приведет к оптимизации бюджета. Для того, чтобы наша индустрия начала работать в грамотном темпе, стоит начать грамотно подходить к вопросу организации времени. Ведь, в случае того, когда масштабные мероприятия проходят в один день, присутствие или отсутствие ЦА отдается на волю случая. Еще немаловажным фактором является экономия на деталях: потратим деньги на артиста, вложимся в фейрверки, а про стулья и посуду забудем. Мероприятие может быть идеальным, но если мы не уделим должное внимание мелочам, то мероприятие обречено на провал. В западных странах индустрия развивается со второй половины двадцатого века, а у нас лишь с начала нулевых она начала становиться на ноги, поэтому еще есть куда стремиться, куда расти менеджерам и взращивать понимание клиента о том, каким успешное мероприятие должно быть на самом деле.

- Отечественный рынок корпоративных мероприятий на данный момент заполнен большим количеством стандартных предложений (церемония Оскар, в стиле 80-х, гангстерская вечеринка и т.д.). Как в Вашей компании относятся к подобным стереотипам? Могли бы Вы привести примеры оригинальных решений для корпоратива?

Стандартные предложения – это не всегда плохо. Многие клиенты просто не понимают мероприятий, на которых не будет петь, к примеру, Олег Газманов. Для них именно он определяющий фактор качественности и успеха мероприятия. Мы живем в стране, которая совсем недавно пережила период перестройки, многие руководители предприятий – это люди выросшие в совсем другой культуре. Все зависит от того насколько та или иная тематика подходит клиенту – либо отражает характер самого руководителя, если он яркая и харизматичная личность, либо соответствует ситуации, если она интересная и ее можно обыграть. Кто-то заставляет всех прыгнуть с парашютами, другие отмечают в небе и грустят, третьи на земле и у них все просто, но очень весело. У кого-то средний возраст коллектива 45 лет и они, как дети рады мероприятию в пионерлагере, где есть тетушки, компоты и другие радости советского детства. Молодежь же предпочитает играть во взрослые игры. На мой взгляд, важна реализация и актуальность той или иной идеи для конкретного коллектива. У нас был опыт проведения корпоратива IT-компании, руководитель которой фанат космоса - он очень любит летающие тарелки. Мы помогли им снять ролики, где каждый сотрудник был представлен, как «человек космоса». Они высадились на планету Земля и начали что-то создавать – привезли ноу-хау на нашу планету. Это было действительно нестандартное мероприятие, которое было построено на техническом оснащении, свете и даже кейтеринг состоял из космического питания. Было действительно здорово, но я не уверена, что мы могли бы такую вечеринку создать, например, для банкиров или господ из компаний государственных направлений. Здесь нестандартность была не в идее – любой может придумать космическую вечеринку, поесть из тюбиков в космическом городке или музее космонавтики, вопрос в том насколько это отвечает потребностям коллектива, для которого создается данное мероприятие. Эта идея сработала, было занимательно и интересно только потому, что эти люди сами что-то создают и тема инноваций им близка. Поэтому неважно, какое из стандартных решений применимо к мероприятию, если оно актуально и создает настроение, и насколько оно красиво и четко исполнено со стороны агентства и заряжает гостей.

- Что вмещает в себя понятие успешного праздничного мероприятия? Существуют ли, на Ваш взгляд, методологии, следуя которым возможно достичь максимального эффекта?

Наиболее важный фактор – это грамотный менеджер, который может не только услышать и понять клиента, но и суметь подобрать грамотную команду подрядчиков, которые помогут провести мероприятие без сучка и задоринки. В том случае, если менеджер «поймал волну» клиента и мероприятие выдержано в интересном для него формате, то оно будет успешным. Четко выработанная методология успеха может быть только на бумаге, поскольку в процессе, почти всегда, возникают моменты, которые главное оперативно решить. А сделать это может только человек, который не теряется в экстренных ситуациях и умеет спокойно реагировать на стресс. Именно поэтому, технология успеха – это ваша команда. 

- Что лично для Вас входит в само понятие Праздник? Могли бы Вы назвать самый необычный праздник в своей жизни (Новый Год, день рождения и т.д.)? Согласны ли вы с утверждением, что вся жизнь может стать Праздником? Если да, то, что необходимо для этого?

Я не могу назвать необычных праздников, потому что их нет. Но, что такое праздник? Это, прежде всего, состояние души, общего единства, благости, эйфории. Я сама человек-праздник, поэтому, когда я прихожу куда-то отдыхать, то я действительно прихожу отдыхать. Мне, безусловно, хотелось бы, чтобы был хороший сервис, но, в общем, я прихожу не в место, а именно к людям – к друзьям, либо с друзьями, или к тем, с кем я хотела бы общаться в этот момент. Я прихожу и дарю свое настроение, беру то, которое дарят они. Только это меня и радует. Если я хочу поесть, я не пойду на вечеринку, я пойду в тот ресторан, в котором я хочу поесть. Я не отношусь к людям, которых часто встречаю в последнее время именно в столице, они приходят на мероприятие, садятся, сложа руки, и говорят – развлекайте нас. Меня не нужно развлекать, я сама умею развлекаться и развлекать окружающих. Если мне дарят действительно хорошее мероприятие, я всегда благодарю и, возможно, даже учусь чему-то. Если оно сделано плохо, а я пришла туда не работать, а отдыхать, я никогда не скажу, что оно сделано плохо, лишь сделаю заметку, что у этих людей мне некомфортно отдыхать. Это профессиональная этика и нужно понимать, куда ты приходишь отдыхать, а куда работать. Мне непонятны люди, которых нужно развлекать, люди, которые приходят на дискотеку, чтобы найти потенциальных партнеров и пытаются под колонкой о чем-то беседовать, порой и сильно выпившие.

На нашем рынке интересно работать!

Рынок технического обеспечения мероприятий постоянно меняется. Меняется оборудование, становится более совершенным, меняются условия работы на рынке, Некоторые компании, не выдержав конкуренции, закрываются, а другие, открывшись, идут вперёд, развиваются, стараясь удержаться в этом совсем не простом бизнесе. Наш сегодняшний собеседник – Юрий Селиванов основатель и генеральный директор одной из таких молодых компаний.

selivanov vn«Технология Праздника»: Юрий, добрый день! Ваша компания «Трансформ» совсем молодая по меркам прокатного бизнеса, как долго она на рынке?

Юрий Селиванов: Здравствуйте! 26 марта нам исполнился ровно год.

«Технология Праздника»: Сложно организовывать свою компанию?

Юрий Селиванов: Сложно, но ужасно интересно! Потому что во всех ошибках виноват сам, за все победы награду тоже получаешь сам. Потому, что легко принимать решения, так как принимаешь их сам, единолично. Сам выбираешь направление, куда идти, чем заниматься, с кем работать, то есть работать намного интересней, чем было до этого. В общем, одни положительные эмоции.

«Технология Праздника»: С какими трудностями приходится сталкиваться начинающим?

Юрий Селиванов: Главная трудность в отсутствии достаточного количества оборудования, потому что очень сложно найти сразу много денег, чтобы приобрести оборудование, которое у тебя хотят заказать. Поэтому, ты покупаешь самое необходимое, а то, чего не хватает на очередном проекте, стараешься добрать у друзей, партнёров. При этом, кто-то даёт, кто-то нет, кто-то даёт так дорого, что тебе это невыгодно, но ты уже обязан сделать это проект во что бы это ни стало, потому что договор уже подписан. И сложности пока не прекращаются, потому что прошёл только год, срок ничтожно малый для развития сценической компании.

«Технология Праздника»: А что Вы думаете о сегодняшнем прокатном рынке? Насколько его можно назвать цивилизованным?

Юрий Селиванов: На нашем рынке интересно работать. Ведь каждый проект индивидуален. Что-то бывает сделать сложно, что-то легко. Причём бывает такое, что и проект-то вроде совсем простой, но заказчик очень сложный. Бывает и наоборот. А о цивилизованности пока, на мой взгляд, говорить рано. Конечно, некоторый порядок уже присутствует, существуют некий средний уровень цен, определённые правила работы и взаимоотношений, но бардака до сих пор ещё хватает.

«Технология Праздника»: А кто чаще заказывает сцены – агентства или частные лица?

Юрий Селиванов: Если с точки зрения поступления денег, то конечно главные заказчики это агентства или компании, потому что заказов, типа - на день рождения на дачу – их мало.

«Технология Праздника»: И как работается с агентствами?

Юрий Селиванов: По-разному. Часто бывает так, что ребята, которые звонят из агентства и что-то заказывают, сами не понимают, что им нужно. И с ними очень сложно общаться. Потому что получается как в известной сказке – «поди туда, не знаю куда и принеси то, не знаю что». Но есть и очень профессиональные люди, которые чётко представляют, что им нужно, понимают, о чём идёт речь и с ними легко работать.

«Технология Праздника»: На сегодня, у многих компаний – заказчиков сложилась такая практика отношений с подрядчиками, что оплата за выполненную работу происходит после мероприятия. Как часто приходится с таким сталкиваться?

Юрий Селиванов: Да, с таким приходится сталкиваться постоянно. И всё-таки, если я работаю с заказчиком впервые, то стараюсь, чтобы оплата произошла до начала мероприятия, или, по крайней мере, был подписан договор, а не так, чтобы договор подписывался, когда уже большая часть работы выполнена. Это всё-таки определённая страховка, поскольку не знаешь, что за компания тебе делает заказ. А когда с компанией отработал уже несколько проектов, то уже хорошо представляешь, как она платит. И если сравнивать, то конечно чаще приходится работать по постоплате.

«Технология Праздника»: Как Вы относитесь к тому, что если работа происходит по постоплате, то заказчик должен заплатить с учётом того, что подрядчику, возможно, пришлось взять кредит в банке, чтобы выполнить свою работу?

Юрий Селиванов: Полностью поддерживаю. У меня ведь обязательно есть расход по персоналу, по транспорту, по производству каких-то вещей, часто необходима закупка материалов и оборудования, необходимых для реализации проекта. Поэтому, необходимо хотя бы понимать, когда произойдёт оплата. Если, вкладывая свои средства в проект, я знаю, что получу их назад, к примеру, через две недели, то могу спланировать, как мне лучше распределить свои финансы, чтобы не было накладок. Но если обещают через две недели, а платят через год, то ты естественно попадаешь на некое неудобство, потому что на эти средства рассчитывал, и для того, чтобы двигаться дальше, тебе необходимо привлечь какие-то внешние инвестиции или кредитоваться, и по сути может получиться так, что вся прибыль от сделанного проекта уйдёт на погашение процентов по займу. Я не знаю, готов ли наш рынок работать так, чтобы всё происходило цивилизованно, был договор, в котором бы прописывались сроки оплаты, штрафные санкции, если оплата производится с нарушением оговоренного срока. Потому что за десять лет работы в этом бизнесе я ни разу не был свидетелем того, чтобы агентство заплатило подрядчику штраф и продолжило с ним работать. Если подрядчик идёт на конфликт, то ему, конечно, могут заплатить пени, но про него сразу же забывают, как про подрядчика, потому что такой подрядчик для агентства неудобен.

«Технология Праздника»: Так может быть подрядчикам пора уже объединяться, чтобы было легче отстаивать свои интересы?

Юрий Селиванов: А что значит объединяться, ведь подрядчиков миллион: звук, свет, сцена, видео и прочие. Как объединяться?

«Технология Праздника»: Это может быть ассоциация, гильдия, комитет. Общественное объединение, которое отстаивает интересы сообщества.

Юрий Селиванов: Да, но всё равно останутся такие компании, которые нигде не состоят и могут спокойно пойти на постоплату. Опять же пример из практики. У таких крупных компаний, как «Самсунг» или «Кока-Кола» в условиях тендера чётко прописано – оплата через 45 рабочих дней. И всё! В государственных тендерах, насколько мне известно, происходит точно также. Думаю, многим заказчикам выгоднее сделать проект на чужие деньги, а потом заплатить свои. Другое дело, сможешь ли ты прокрутиться на своих деньгах, пока придёт оплата за проект. И хорошо, если это будет не через 450 дней.

«Технология Праздника» : Понятно. Но давайте вернёмся к компании «Трансформ». Каким образом подбирался персонал? Хороших сотрудников всегда сложно найти.

Юрий Селиванов: Я очень долгое время работал в компании «Текон». И так совпало, что после моего ухода оттуда примерно через месяц, многие сотрудники, по тем или иным причинам, начали уходить из той компании. И где-то через 4 месяца после того, как я открылся, у меня в штате появились люди, которые работали со мной несколько лет. Короче говоря, те с кем я хотел идти дальше, пошли со мной.

«Технология Праздника»: Сколько лет Вы уже занимаетесь технически обеспечением мероприятий?

Юрий Селиванов: Если говорить про сценический бизнес, то начал им заниматься в компании «Текон». Правда, так получилось, что пришёл в сценический бизнес со стороны клиента. Я начал свою рабочую деятельность в компании «BRANDNEW» в 2001 году. Один из первых проектов, в котором я участвовал, был связан с пивом Клинским, и в рамках этого проекта планировалось провести ряд мероприятий в Москве и Подмосковье. В программе был аттракцион …. И меня назначили старшим по этому участку. Помимо моего аттракциона на этих мероприятиях использовалось много всякой техники, шатров, надувных фигур. Для меня это всё было в диковинку, и мне всё это было интересно. Потом были другие агентства, туры по России,. Это было в 2003-2004 году. Я был техническим директором туров, и на одном из проектов техническим подрядчиком была компания «Текон». И так сложилось, что я познакомился сначала с Виктором Карташёвым, а потом и с Андреем Карташёвым. После того, как проект завершился , мне предложили прийти в «Текон», заниматься развитием технического направления компании, И до февраля 2012 года я этим и занимался.

«Технология Праздника»: А, что, техническое обеспечение лучше, чем BTL?

Юрий Селиванов: Просто стало интересно. На тот момент в нашем агентстве я был единственный парень. Остальные были девушки. Ну и естественно все ночные монтажи я был на площадке. А когда ты целый день находишься на площадке, тебе становится скучно, начинаешь помогать ребятам что-то строить, интересовался, для чего эта железка, для чего та, в общем, всё было по этой части интересно. И когда поступило предложение от Андрея Карташёва, после недолгих переговоров я пришёл на работу в «Текон». Тем более, что в агентстве я не видел для себя дальнейшего роста, и захотелось перемен в жизни. И первые годы был просто огромный интерес к работе в плане узнать больше всего: что? как? почему? так делается, можно ли делать по-другому? Мне была очень интересна вся эта техническая информация. Сейчас мне интересно разобраться в свете, в звуке, хотя профессионально я этим не хочу заниматься. Просто расширяю кругозор. Потому что считаю, если занимаешься техническим обеспечением, то надо понимать, как что работает.

«Технология Праздника»: Каково сейчас основное направление работы компании.

Юрий Селиванов: На сайте у меня заявлено 4 вида деятельности: сценические и тентовые конструкции, световое и звуковое оборудование.

Правда, пока очень тяжело гнаться за светом, звуком, железом и тентами одновременно. Поэтому однозначно локомотив – сценический, а первый вагон за ним - тентовый. Но стараюсь работать в четырёх направлениях

«Технология Праздника»: Как с партнёрами?

Юрий Селиванов: Есть, в этом бизнесе невозможно без партнеров.

«Технология Праздника»: Как Вы оцениваете перспективы развития компании «Трансформ».

Юрий Селиванов: Думаю перспективы хорошие. Главное – не останавливаться.

«Технология Праздника»: Скажите Юрий, а для себя праздники какие-нибудь устраиваете? И что для Вас праздник?

Юрий Селиванов: Интересно, вроде простой вопрос, а ответить непросто. На первом месте у меня семья, я все праздники стараюсь отмечать в кругу семьи. Последние три года, например, Новый год встречали исключительно дома. В очень узком кругу. Мы очень любим отдыхать на природе. В принципе у меня каждый день праздник. Сын четверть закончил, получил одни пятёрка – праздник. Проект хороший сделал, к которому очень долго готовился, опять праздник. Есть, конечно, разные праздники, большие, маленькие, государственные. Есть юбилей семьи. И отмечать праздник можно совершенно по-разному, это могут быть шашлыки на природе, застолье дома, поход в ресторан….

«Технология Праздника»: Удивительно слышать такое от прокатчика! Новый год с семьёй?!

Юрий Селиванов: Моей компании год, и в этот Новый год был всего один заказ на подиум 6х4. И моё присутствие там не было необходимостью.

«Технология Праздника»: Ну, а когда компания станет большой, востребованной и на Новый год море заказов. Как тогда?

Юрий Селиванов: Ну, уже на самый крайний случай - есть ещё старый Новый год, китайский Новый год…

Беседовал Юрий Сафронов

Универсального рецепта праздника не существует!?

Наш сегодняшний гость, Александр Шумович, человек хорошо известный в ивент отрасли. Если зайти на сайт агентства Eventum Premo, то об Александре можно почерпнуть следующую информацию:

«Родился в Риге в 1976 году, соучредитель компании Eventum Premo, написал три деловых книги, любит кофе, классическую музыку, преподает Event Management, редактор журнала Event.Ru. Свободное время предпочитает проводить в обществе жены, занимаясь воспитанием двух дочерей и сына. Совершил восхождение на пик Гокио Ри (5300, массив Эвереста), исследовал Олимпиаду в Пекине и Октоберфест в Мюнхене. В 2010 году завел кота.

Предприниматель по духу, любит сложные задачи и изящные решения.»…

Вот так – интересно, но немного коротко. Именно поэтому мы решили попросить у Александра интервью для «Технологии Праздника». Узнать больше, и рассказать что-то новое и интересное нашим читателям, это наш долг и приятная обязанность.

Итак, на вопросы «Технологии Праздника» отвечает Александр Шумович..

- Александр, добрый день! Первый вопрос такой. Почему Вы начали заниматься таким интересным, но не очень простым делом, как организация мероприятий? Этот выбор произошёл изначально, или существует некая история о том, как Вы пришли к этому?

- Я всегда чувствовал себя предпринимателем. Еще в школе у меня была тяга к самостоятельности и разные мелкие инициативы для заработка. Например, летом 1991 г мы с другом были самыми-самыми первыми мальчиками, кто торговал газетами в пригородных поездах. Но потом я решил, что нужно поработать в настоящей компании, набраться опыта и начал работать в компании, занимающейся организацией конференций.        Через несколько лет я понял, что готов открыть собственную компанию. Так я и сделал. У меня только родилась дочь, и было страшновато. Но ничего, компания стала развиваться и я считаю, что это было одним из самых правильных решений в моей жизни.

- Расскажите, пожалуйста, об истории создания Вашей компании. Каковы принципы набора сотрудников и насколько зависит это бизнес от того, кто в команде?

- Мне повезло, что я нашел единомышленника - Алексея Берлова. Мы оба были не удовлетворены тем, как ведутся дела в наших компаниях и хотели организовать хорошее агентство. Просто хорошее агентство, которое делает правильные вещи. Мы уволились и сняли наш первый офис в мансарде художника на Армянском переулке. Теперь, спустя 10 лет можно сказать, что у нас всё получилось.

   Агентство оказывает услуги. Это не производственный цех, где много оборудования, станков. Конечно, у нас есть компьютеры, специальный софт, но все же самое главное, что есть у компании - это люди, их таланты и навыки. Это суть нашего бизнеса и основной его актив. Многие говорят о важности людей, но в случае агентского бизнеса это не банальность, а буквальный факт. Ничего кроме людей и их талантов у агентства нет.

   Мы подбираем людей по некоторым формальным критериям. У нас есть система тестов, в том числе тест на логику, тесты эмоционального интеллекта. Мы стремимся подбирать людей, которые внутренне ориентированы на развитие. Именно те, в ком есть жажда достижений - наши люди.

   К счастью, нам повезло, наше агентство достаточно известно и популярно, к нам часто приходят люди, которые мотивированы работать именно у нас. Это приятно и позволяет выбирать самых интересных кандидатов.

- Отечественный рынок корпоративных мероприятий на данный момент заполнен большим количеством стандартных предложений (церемония Оскар, в стиле 80-х, гангстерская вечеринка и т.д.). Как в Вы относитесь к подобным стереотипам? И могли бы Вы привести какие-то примеры нестандартных, оригинальных корпоративных мероприятий, сделанных Вами или кем-то ещё?

   Существует некий миф о неразвитости российского рынка и его ущербности по отношению к иностранному креативу, технологиям. Это не верно. Есть разные сегменты рынка и у нас и в Европе. Часть мероприятий - стандартные и рутинные, такова работа. Другие - требуют креатива и нестандартных решений. И это тоже часть работы, просто другой сегмент. Театрализованные мероприятия - неплохой выбор, почему бы нет, если они решают свои задачи.

   На рынке мероприятий существует определенная мода на концепции и решения. Часто они следуют за удачными кинолентами - было увлечение «Стилягами», или «Пиратами Карибского моря», индейцами майя в 2012 году или, как в этом году - «Великий Гетсби». Но есть и другие мероприятия, не связанные с кино. Мы делали мероприятия в формате настоящей театральной постановки, в футбольной тематике или в стиле кубинской революции. Важно чтобы концепция мероприятия усиливало художественными средствами то влияние, которое хочет получить компания-заказчик.

-   У Вас есть опыт проведения зарубежных мероприятий. Существует разница в организации мероприятий у нас в России и за рубежом? Если да, то в чём она заключается?

- Да, мы часто делаем мероприятия за границей. С точки зрения профессионализма российский рынок не отстает от зарубежного. Наши специалисты где-то хуже, где-то лучше, это уже вопрос личностных талантов. Все технологии, которые возникают на Западе, моментально становятся доступны у нас, так как мы часть глобального рынка. Новые проекторы, лебедки, сценические конструкции, гаджеты - все доступно. Собственно агентская работа - креатив и реализация – у нас на достойном уровне. В этом смысле мы не отстаем от европейцев и можем перенимать опыт друг у друга.

   Есть различные культурные особенности, которые, конечно же, следует учитывать. Например, ночные переработки, ночной монтаж, работа в праздники и прочее - оплачивается на западе гораздо более высоко, чем у нас. Восточные специалисты гораздо менее внимательно следят за сроками выполнения своих обязательств. То, что считается у нас древней техникой, для многих иностранных агентств является вполне актуальным оборудованием. И в целом клиентоориентированность на российском рынке выше, чем где либо в мире. Вот, так можно ответить на этот вопрос..

-   На сегодняшний день в России создано несколько ассоциаций ивенторов, нужны ли они, есть от них польза или нет, и какие Вы видите перспективы для подобных объединений?

- Мы ограниченно участвуем в жизни профессиональных объединений, так как опыт пока что показал их низкую результативность. Потраченное время на заседаниях не приводит к практическим результатам. Ассоциации, к сожалению, не влиятельны.

   Ивент-рынок России еще не достаточно консолидирован. Экономика России сопоставима и уже превзошла размеры экономик таких крупнейших европейских стран, как Германии, Великобритании и Франции. Однако, объемы бизнеса крупнейших агентств ещё достаточно сильно отличаются - наши компании-лидеры меньше европейских. Так что, нас еще ждет консолидация с выделением по-настоящему крупных игроков именно российского рынка. А пока ассоциации объединяют небольшое количество игроков и не являются двигателями прогресса отрасли. Но, я уверен, ситуация будет меняться.

   Вместо вступления в ассоциации мы решили участвовать в жизни сообщества Event.ru, вокруг которого объединяются наши единомышленники. Посредством журнала мы стараемся влиять на ценностное восприятие рынка, рассказываем о том, какие существуют подходы в работе. Благодаря этому растет профессиональный уровень участников рынка - и заказчиков и агентств.

- До сих пор в России не получилось сделать ни одной по-настоящему успешной выставки ивент-индустрии. Почему не получается сделать хорошую выставку?

- Во время подготовки проектов агентства направляет воля заказчика. Они выставляют ограничения по бюджету и возможным форматам, следят за дедлайнами, загоняя ивент-агентства в определенные рамки, где они должны действовать эффективно. В случае, если такой внешней воли нет - агентства расслабляются, не соблюдают свои правила и не могут проявить свою эффективность. Поэтому мероприятия организаторов мероприятий – те, что делаются для самих себя - проводятся в режиме «спустя рукава».

   С другой стороны, наш рынок не настолько большой и не настолько консолидирован, чтобы заинтересовать внешних игроков, например выставочные компании. Вот и не возникает внешней воли, воли заказчика.

   Впрочем, это не только российская проблема. Иностранные выставки и конференции для ивент-индустрии тоже значительно проигрывают ИТ-выставкам или, например, выставкам игровой индустрии.

- Вы выпустили в свет две книги. В 2006 году – это «Великолепные мероприятия. Технологии и практика Event Management», в 2009 – «Смешать, но не взбалтывать: Рецепты организации мероприятий». Это интересные издания, и читаемы до сих пор, но уже хочется спросить, когда мы увидим следующую книгу? И если такая уже существует в черновиках, о чём она будет? И вообще, какие планы на будущее у Александра Шумовича?

   Да, мы с Алексеем Берловым работаем сейчас над новой книгой. Но о чём она будет, пока что пусть останется секретом.

- Существует ли для Вас сегодня некий универсальный рецепт для создания успешного мероприятия, или поиск такого рецепта бесполезное занятие?

- Универсального рецепта в организации мероприятий, конечно же, не существует, как не существует универсальных лекарств, универсальных книг или рецептов успешного бизнеса. Однако, есть принципы, которым мы следуем. Мы стараемся выбирать правильных Клиентов - тех, кто ведет нас по пути развития, чьи запросы нам близки, а задачи - интересны. Мы стараемся слушать и слышать таких Клиентов, учиться у них, ценить их. Правильный Клиент, это тот, кого ты боишься подвести, как личного друга или родственника. Так же мы стараемся выбирать правильных людей себе в команду. Тех, кто стремиться достигать совершенства в своей работу, перфекционистов. Для этих людей нужно создать конструктивную атмосферу, условия для работы. И конечно, мы постоянно ищем новые идеи, которые вдохновляли бы наших людей и удивляли, радовали наших Клиентов.

- Согласны ли вы с утверждением, что вся жизнь может стать Праздником? Если да, то что необходимо для этого?

- Организация мероприятий, в том числе праздников - интересное дело. Для меня это работа, которая мне нравится, которой я занимаюсь с удовольствием. Но помимо работы есть множество других интересных занятий - семья, друзья, личное развитие, путешествия. Не все это должно быть праздником. Разные части жизни должны быть в балансе. Хорошо если они дополняют друг друга и складываются в одном направлении.

Спасибо!

Редакция благодарит Event&PR агентство Eventum Premo за помощь в подготовке этого материала!

Конкуренция позволяет держать себя в тонусе! «Лайтмастер» - вчера и сегодня!

Компания «Лайтмастер» основана в 1980 году. Сегодня компания включает в себя несколько подразделений и спектр предлагаемых услуг достаточно обширен: организация мероприятий, техническое обеспечение, разработка и производство технического оборудования… Компания хорошо известна, как российским, так и зарубежным организаторам концертов, и не раз доказала, что она по праву занимает высокое место в рейтинге среди своих конкурентов. Но, к сожалению, помимо общей информации, о компании, а тем более об истории её создания известно достаточно мало. Мы решили восполнить этот информационный пробел, и поговорить об этом с основателями и бессменными руководителями компании «Лайтмастер» Николаем Зиновенко и Владимиром Фоломкиным.

ТП. Сегодня «Лайтмастер» - одна из крупнейших компаний на рынке прокатных услуг. Ей уже более тридцати лет. А давайте вспомним, как создавалась компания? С чего всё начиналось?

Николай Зиновенко. Был такой Научно-исследовательский и конструкторский институт институт энерготехники под руководством Н. А. Доллежаля (НИКИЭТ), один из крупнейших в России центров разработки ядерной техники и технологии. Володя там работал инженером в отделе АСУ, а я работал конструктором в отделе тепловыделяющих элементов ядерных реакторов. Как и во многих подобных учреждениях, там был коллектив художественной самодеятельности. Там была дискотека «Карусель» в которой мы принимали участие. Ещё была такая дискотека «Кругосветное путешествие» в ДК «Серп и Молот», в которой мы тоже участвовали. Я занимался слайдами, а Володя – цветомузыкой.

Владимир Фоломкин. Что могли, электронику, какие-то приборы, делали сами, собирали по схемам из журнала «Радио», что-то покупали в театрах, или где-то ещё.

Н.З. На заводе на свалку ходили. Цветомузыка была сделана из фотофонаря с красным светофильтром за 3 рубля. Ещё у нас был усилитель «Родина», к которому мы из ДСП сами сделали колонки и обклеили их дермантином. Всё это мы и использовали на наших дискотеках. И вот, как-то один знакомый нам рассказал, что во Внуково (поселке при аэродроме) хотят сделать постоянно действующую дискотеку. Мы туда поехали, и директор местного ДК предложил нам бизнес с долевым участием. Это был 80-й год.

В.Ф. Нам было сказано следующее: «Ребята, давайте организуем дискотеку. Я пишу объявление «Вход 1 рубль» - вы работаете, а доходы делим пополам». На том мы и договорились. Мы притащили свой усилитель с колонками, цветомузыку, 2 магнитофона: катушечный «Яуза» и кассетный «Электроника». Кассетник был нужен, чтобы давать сигнал на цветомузыку.

Н.З. И что важно, мы наняли на эту дискотеку ди-джея. Это был наш первый наёмный работник. Пришли на нашу первую дискотеку 30 человек. Дискотека прошла хорошо, и мы получили свои честно заработанные 15 рублей. 5 рублей отдали Сергею Рыкову (нанятому ди-джею), 10 рублей честно поделили пополам. Это был наш первый долевой доход, который мы разделили как партнеры. Я на пять рублей доехал на такси до дома.

В.Ф. Я сделал то же самое. Но у меня еще остался 1 рубль. Я просто ближе жил.

Н.З. Это наши первые партнерские деньги, заработанные с помощью использования наемного труда, что очень важно.

В.Ф. Честно говоря, названия «Лайтмастер» тогда еще не было. Оно появилось намного позже. У нас долго не было никакого названия, вообще оно появилось позднее, когда развалился Советский Союз и нас, фактически, выгнали на улицу. Мы тогда с Колей работали в Москонцерте у Стаса Намина. Правда, должность «техник» тогда в штатных расписаниях отсутствовала, поэтому нас приняли на должности артистов. И вот однажды нам сказали, что государство больше обеспечивать Москонцерт не будет, поэтому уходите, куда хотите. И вот только спустя примерно два года, после этого, появилось название «Лайтмастер». И мы начали свою самостоятельную деятельность.

Т.П. Получается, что с 80-го до 90-го была дискотека и всё?

Н.З. Нет. Мы говорим о самом начале нашего пути. Кто мы и откуда. Что такое наше партнерство - мы стукнули по рукам и решили быть партнерами, что означало делить доход в долевом участии. Возможно для кого-то это спорная позиция, но она такая. Наш бизнес начался с этого.

В.Ф. Правда, когда люди бьют по рукам, они иногда предполагают, что это не на всю жизнь, а на какой-то период. Но у нас этот период тянется до сих пор.

ТП. Нет сожалений на эту тему?

Н.З. А деваться-то куда? Раз договорились, значит договорились. Слово дал, держи. Может быть, и хотели бы передоговориться, но уже нельзя.

Короче, начали с дискотеки. Так как мы с Володей работали на оборонном предприятии, у нас была так называемая «бронь». То есть в армию нас не брали. Потом когда мне исполнилось 27 лет…. Был такой эпизод, когда мы съездили на гастроли с Леонтьевым и Боярским. Для этого мы взяли отпуск и поехали со своим световым оборудованием. Отработали с ними целых 15 концертов. Кстати, по тем временам это было очень хорошее оборудование. У нас были ультрафиолетовые лампы, СВТГэшки и пульт, тоже очень современный по тем временам, на бытовых настенных выключателях. С дискотекой мы тоже ездили на гастроли, но это была наша первая работа не в рамках дискотеки. А потом нас пригласил на гастроли Юрий Антонов.

В.Ф. У нас была достаточно большая дискотека «Кругосветное путешествие» в ДК «Серп и молот». И на одной из дискотек к нам подошёл директор Юрия Антонова и сказал: «Ребята, я смотрю, вы тут светом занимаетесь. Не хотите ли съездить с нами на гастроли с вашим оборудованием?» Для нас это было очень неожиданное предложение, но мы подумали и дали согласие.

Н.З. И вот мы поехали на гастроли с Антоновым и группой «Аэробус». Володя к этому времени уже уволился, а мне пришлось взять отпуск и поехать... в Грозный. Кстати, там мы впервые соорудили крышу из строительных лесов. Практически, сами собирали, сваривали. На крышу натянули брезент. Из Грозного повезли эту конструкцию в Махачкалу. А там случился ураган. Крышу начало поднимать вместе с колонками, и нам пришлось срезать тент и задник, а то бы всё это унесло. В результате, нам пришлось там задержаться, и на своей работе я заработал 10 дней прогула, но так как я был участником художественной самодеятельности, меня только разжаловали с понижением в должности. И разжаловали меня в электрики. Так как у меня было образование, то я стал электриком сразу четвёртого разряда. Причём электрик из меня получился неплохой, и я сразу почувствовал себя там человеком. Все ко мне стали уважительно относиться, гораздо более уважительно, чем когда я был инженером. Электриком я проработал, наверное, год, потом у меня родился второй ребёнок, армия мне больше не грозила, и я честно уволился из института. После этого нас пригласили работать в чечено-ингушскую филармонию в группу «Аэробус», поэтому одна из записей в наших трудовых книжках «Артист-инструменталист Чечено-Ингушской филармонии». Мы отработали с Юрием Михайловичем Антоновым около 7-ми лет. Ажиотаж, конечно, на его концертах был бешеный. В одном городе могли давать до 20-ти концертов и всегда при переполненных залах.

Т.П. Устраивала Юрия Антонова Ваша работа?

Устраивала. Во-первых, мы всё-таки были техники, а не артисты. А, во-вторых, мы старались работать так, чтобы постоянно привносить что-нибудь новое, передовое.

После того, как мы закончили работать с Антоновым, нас пригласил на работу Стас Намин, с которым мы тоже работали достаточно долго. У нас были высокие по тем временам ставки, из которых мы оплачивали наемных работников и закупали аппаратуру.

В.Ф. Хочу добавить, что коллективы Антонова и Стаса Намина были по тем временам очень передовые, считалось, что у них лучший звук, лучший свет, в результате чего и о нас хорошо узнали как о профессионалах этого дела.

Вообще, эти годы пролетели очень быстро и насыщенно. Работать было очень интересно. В то время уже, кстати, начали приезжать зарубежные артисты со своим оборудованием.

Н.З. Ну, после того, как Стас Намин перестал гастролировать, мы нашли себе отдельное помещение и стали работать автономно. Нас стали приглашать на концерты, как прокатную компанию. Тогда-то мы и придумали название «Лайтмастер». Логотип в виде глаза предложил знакомый художник, мы его взяли за основу и сделали уже тот логотип, который есть сейчас. Сначала он был цветным, и только потом приобрёл чёрно белый вид. Это был 1990 год.

Потом мы съехали с базы из Зелёного театра и перебрались в Олимпийский. Мы тогда много работали на телевидении, поэтому получалось так, что постоянно конкурировали с компанией ЛисС. И вдруг, Сергей Лисовский, руководитель этой компании сделал нам предложение, от которого мы не стали отказываться. Он предложил нам прекратить конкурировать и объединиться. Для нас это был некий шок. Конечно, смысл в этом был, потому что в результате мы могли стать сильнее. Мы, в принципе и до этого делали с ними несколько общих проектов, но к такому были немного не готовы. Но, подумав хорошенько, мы приняли решение и объединили наши компании. ЛисС была сценической компанией, мы занимались светом, Потом к нам подтянулись Юра Соколов и Саша Стрижак. Стрижак через какое-то время вышел. А в рамках нашего холдинга осталась компания Стейдж Ко, которая продолжает заниматься сценами по сей день.

Т.П. Производством Вы сейчас занимаетесь?

Н.З. Да, занимаемся. Наше производство - завод «МДМ-Технология»

Т.П. А приборы, встречающиеся под маркой Лайтмастер?

Н.З. Ну да. Это приборы, которые мы делали ещё тогда, когда не было завода. У нас тут в Олимпийском была своя мастерская, в которой мы делали световые приборы, диммеры,.. много всего делали.

В.Ф. В основном изготавливали для себя, а излишки продавали. Потому что купить подобные приборы в то время было сложно.

Н.З. Я не так давно был в Сочи, так вот в местном цирке всё ещё работали наши самые первые диммеры, которым уже под 25 лет.

Т.П. А как обстоят дела с производством приборов сейчас?

Н.З. Сейчас его уже нет. Просто тогда, в начале нашей деятельности приходилось почти всё делать своими руками, от начала и до конца. Это было скорее не производство, а «самопал» - так тогда это называлось. Сегодня же мы специализируемся на металлообработке и оборудовании, делаем сцены, крыши, кофры.

В.Ф. Электронику делать стало невыгодно, потому что очень сложно конкурировать с Китаем. Они, к сожалению, делают лучше и качественней.

Н.З. А вот металлические конструкции, кофры и ящики мы производим. У нас много собственных разработок. Например, первая арочная крыша, которая появилась в России в 90х годах – это была наша разработка.

Т.П. Насколько конкурентна ваша сегодняшняя продукция на рынке?

Н.З. Если сравнивать с западными аналогами, то вполне конкурентна.

В.Ф. Производится определённый набор изделий, как конструктор, и из него можно собрать, например, крышу совершенно разных конфигураций, необходимо только добавлять какие-то специальные элементы. По такому же принципу выпускают свои изделия западные фирмы, например «Milos»и «Prolyte».

Вообще, с того момента, как мы начали работать вместе, мы начали собирать разнообразную техническую информацию. Информации на тот момент было крайне мало и приходилось собирать все по крупицам. Сначала нам приносили какие-то фотографии, потом начали появляться специализированные журналы, как только появилась возможность выезжать за границу, мы стали ездить на выставки. И у нас на сегодняшний день есть огромная подборка каталогов со всего мира. Например, у нас ещё сохранились первые каталоги таких фирм, как «Prolyte» (он был объёмом всего в 4 страницы!), «Tomas» и других. По этим каталогам можно легко проследить не только, как развивалась та или иная фирма, но и вся индустрия, занимающаяся производством оборудования для шоу-бизнеса.

Т.П. Расскажите про самые интересные, на Ваш взгляд, проекты, в которых Вы участвовали?

Н.З. Это же работа. Каждый день что-то происходит, делается какой-то проект. Как на любом производстве. Причём до какого-то момента, когда мы делали всё сами, сами ставили, производили, это была одна история. А когда уже это вылилось в большую фирму, в которой необходимо налаживать производство, учёт, контроль, работу персонала – это уже другая. Поэтому уже много лет просто не хватает времени на то, чтобы сходить куда-то на концерт или даже посмотреть его по телевизору.

В.Ф. Вся работа интересная. Когда-то мы делали всё сами. Аппаратура ведь у нас была невысокого класса, и вполне могла выйти из строя при монтаже. Поэтому, чтобы не сорвать концерт, мы могли не спать ночами. Сейчас это даже сложно себе представить. Но мы всегда заканчивали монтажи к сроку. И всё в результате проходило успешно.

Мы одно время очень много фотографировали и записывали собственную работу, даже с телевизора. Набралось кассет 50. А потом перестали, потому что стало невозможным этим заниматься. Мы делаем сейчас такое количество концертов, что просто нереально их фотографировать и записывать.

Т.П. А есть какая-то статистика, сколько проектов сделано?

В.Ф. Могу сказать, что много. Но точная информации - это коммерческая тайна.

Т.П. Что интересного для Вас произошло за последнее время?.

Н.З. Не знаю, я телевизор вообще не смотрю. Даже, когда у нас было Евровидение, я его не видел, клянусь. Если бы было свободное время, то, наверное, зашёл бы и посмотрел. Но времени не было. Был только во время монтажа, посмотрел то, что меня интересовало в профессиональном плане, но на сам концерт не ходил.

Если говорить о каких-то других мероприятиях, то на некоторые буржуйские концерты конечно хожу. Только на те, где работаем, ходить не могу. Потому что для меня это работа, я начинаю бегать, кричать, суетиться, что-то не так повесили, не так работает. Я их воспринимаю по-другому. На концерты надо идти с женой, купить билет, сдать одежду в гардероб. Тогда ты можешь абстрагироваться и воспринять концерт нормально.

В.Ф. Просто мы смотрим со своей точки зрения, с профессиональной. Мы сразу замечаем ошибки, которые не видны простому зрителю, это уже такая особенность восприятия.

Н.З. В принципе, вообще концертов идеальных не бывает. Обязательно что-то не так, как хотелось. К сожалению. Для нас концерт, по большому счёту - это одна из составляющих рабочего процесса, в котором ещё присутствуют: приобретение оборудования, его хранение, доставка, ремонт, подготовка, монтаж, коммутация, настройка, демонтаж и многое другое. Просто сам концерт – это финал, вершина всего этого. Платят деньги именно за него, но это всё-таки одна из многих составляющих.

В.Ф. Кстати те люди, которые работают на площадках, иногда могут не знать заранее, где будут работать. У них четкий график работы, по которому они переезжают с площадки на площадку, на одной монтируют, на другой демонтируют, у них в день может быть несколько площадок. Точно они знают только одно. Это то, что они работают в «Лайтмастере».

Н.З. Конечно, возможно есть фирмы, у которых в месяц два-три концерта, тогда они их, скорее всего, помнят. Я не говорю, что у них плохо, а у нас хорошо, может быть наоборот. Может быть, это не очень творческий подход. Но у нас главная задача – выполнить творческую задачу других людей, которую они хотят выполнить с нашей помощью.

Т.П. Какие планы, перспективы у Вас на ближайший год?

Н.З. Как заказчики определят. Если будут заказывать, то будут перспективы, нет – значит, не будет перспектив. Мы можем только надеяться, что наши заказчики и партнеры нас не бросят.

В.Ф. В нашей области сложно планировать. Мы относимся к сфере услуг и когда есть спрос на наши услуги, мы можем их предоставить, а если нет спроса, то, соответственно, не можем. Поэтому планы в нашем случае строить сложно.

Н.З. Хотя, конечно планы есть, хочется, чтобы работы было много и интересной, но…

Т.П. А что необходимо сделать в нашем государстве, чтобы прокатным компаниям стало лучше работать?

Н.З. Ни одного буржуя сюда пускать не надо, кроме артистов. Чтобы все делалось российскими силами! Мы - Россияне! Мы лучше всех остальных! Даешь запрет на ввоз иномарок! Все будем ездить на Жигулях! (смеётся).

Т.П. Как Вы работаете, понятно, а как отдыхаете?

Н.З. Как отдыхать, если ты всё время на работе. Для этого нужно не работать.

В.Ф. По поводу отдыха. Еще несколько лет назад у нас совсем не было выходных. Суббота, воскресение - мы всё равно работали. Только несколько лет назад, когда мы смогли наладить систему, и она начала работать, когда наше личное присутствие стало уже не таким необходимым, лишь тогда мы смогли себе позволить выходные и отпуска.

Т.П. Хобби какое-нибудь появилось?

Н.З. Катаюсь на горных лыжах, купил себе электрогитару, учусь играть.

В.Ф.. Вообще то он умел играть, только на акустической. А я люблю смотреть фантастические фильмы, у меня большая хорошая фильмотека. Но всё же - главное наше хобби называется «Лайтмастер».

Т.П. Значит интересная работа.

Н.З. Да интересная, и бросить уже нельзя. Это как в поезде. Когда он несётся, выйти из него на ходу, спрыгнуть - нельзя.

Т.П. А стоп кран?

Н.З. Нет нельзя. Хотя бы из-за того, что со всеми очень личностные отношения.

В.Ф. У нас много обязательств перед нашими сотрудниками.

Н.З.. Мы стараемся добиться того, чтобы система не была завязана на личности. С одной стороны конечно хорошо, когда личность что-то определяет. Но с другой - когда работает большая компания, и она целиком зависит от личности, а личность, например, не дай Бог конечно, попадает в больницу? И что тогда будет с работой, с людьми, с их семьями? Мы, со временем, пришли к тому, что люди, которых мы взяли на работу, не должны зависеть от того, случится что-нибудь с нами или нет. В нашем бизнесе это очень сложно, но задачу такую мы себе поставили и постепенно решаем. Конечно, при этом возникает некая бюрократия, но это необходимо. Не все наши работники, к сожалению, понимают, что мы стараемся для них, что система работает на их благо.

Конечно, система не перестанет быть личностной, но необходимо, чтобы отсутствие или замена личности не была катастрофичной для компании. Не приводила к полному развалу.

Т.П. Как у Вас это получается, ведь вы по образованию инженеры.

Н.З. Мы просто уже тридцать лет работаем с людьми, много прошли, везде, где можно было - обожглись, всё пробовали. У нас люди обычно работают долго, по двадцать-тридцать лет, текучести практически никакой нет. Думаю, даже те люди, которые всё-таки уходили, не смогут сказать про компанию ни одного плохого слова. Наверное, есть компании, которые развиваются быстрей, но видимо для каждой отдельно взятой всё происходит индивидуально.

В.Ф. Я вот ещё что скажу. Я со многими людьми общаюсь, и создаётся такое впечатление, что практически в каждой компании, из тех, что работают со светом, есть люди, которые раньше работали в Лайтмастере.

Т.П. Я знаю, что некоторые ваши коллеги по цеху достаточно часто делают что-то с оглядкой на Лайтмастер. Это может касаться выбора приобретаемого оборудования или решения, выставляться на выставке или нет. Как вы думаете, чем это объясняется?

Н.З. Идти на выставку или нет. Это личное дело каждого.

В.Ф. Мы для этого ничего не делали. Мы, как работали, так и работаем. И цели такой даже нет.

Н.З. Один из принципов нашей работы: мы работаем без выделения своей статусности.

Т.П. Вы ведёте совместный бизнес уже более тридцати лет, возможно, это единственный пример в этом бизнесе. Как Вам это удаётся?

В.Ф. Есть такой анекдот. К столетнему долгожителю приходит корреспондент и спрашивает - Вы прожили с женой столько лет, вам никогда не хотелось с ней развестись? - На что тот ответил - Убить хотелось, развестись нет. Вот и у нас примерно такая история. У нас бывают и серьёзные споры, и ругаемся. Мы с ним очень разные люди.

Н.З. Поэтому, решение принятое нами совместно для меня является абсолютно правильным, и практика это подтверждает. Один человек может ошибиться, поэтому мы всё решаем вдвоём.

В.Ф. Были, конечно, и ошибки, но в результате это меньшие ошибки, потому что это решение двоих.

Н.З.. Например, принимаем решение по увольнению людей только вдвоём. И каждый об этом знает и это гарантия, что если вдруг кто-то из сотрудников не нравится одному из нас, это не значит, что он обязательно должен уйти. Таким образом, мы как бы страхуемся от принятия неправильных решений.

В.Ф. Мы считаем, что лучше сделать один шаг назад, а потом два шага вперёд.

Н.З. Неправильное решение особенно в коллективе более опасно, чем непринятие решения.

Т.П. А как Вы относитесь к конкуренции?

Н.З. Конкуренция позволяет держать себя в тонусе. А нашим заказчикам получать более дешёвый и качественный продукт.

В.Ф. Конкурентов мы всех своих знаем, они нас знают, мы к ним относимся нормально.

Мы взяли для себя определённый объём рынка и продолжаем с ним работать.

Т.П. Что является сегодня главной задачей для компании?

Н.З. Работать, работать…

В.Ф. Завоёвывать рынок.

Н.З. Нет, мы и так номер один!

Беседовал Ю. Сафронов

Давайте перестанем обманывать!

Представляем вниманию наших читателей интервью с директором коммуникационного агентства «Galactic Group» Ольгой Щукиной. Агентство работает в сфере организации мероприятий с 2006 года и за их плечами много больших, интересных реализованных проектов. И они говорят, что могут сделать мероприятие за пять дней!

olga200Ольга, добрый день! Правда, что вы можете сделать мероприятие за пять дней?

Да, иногда такое случается. Здесь главное – вопрос качества. Event-менеджеры отлично знают, что при организации мероприятия в сжатые сроки можно отказаться от детальной проработки некоторых элементов, и это никак не скажется на итоговом результате. Обычно это то, что заметно лишь глазу профессионала. Заказчик и, тем более, гость вряд ли обратят на это внимание.

Интересно, а как Вы определяете, где можно не углубляться в детали?

Рассмотрим в качестве примера организацию форума. Начнем с регистрации. Когда ожидается большое количество людей, то в первую очередь необходимо предусмотреть отсутствие длинных очередей, иначе пришедшие на мероприятие участники могут с самого начала зарядиться негативными эмоциями. Что мы делаем? Зная предполагаемое количество гостей, мы рассчитываем, сколько нам может потребоваться регистраторов, и в каком формате лучше организовать сам процесс. После этого мы проводим тестирование, проверяем правильность наших расчетов, при необходимости вносим коррективы. Поскольку регистрация сейчас в основном электронная, то всегда существует вероятность, что может зависнуть программное обеспечение. К таким неожиданностям нужно всегда быть готовым. У нас был такой случай, когда компьютеры отказались работать. Вышли из ситуации следующим образом: вставляли визитки в бейджи и отдавали участникам. В результате очередей нам удалось избежать.

Вторая болевая часть таких мероприятий – это фуршет. Несмотря на то, что мероприятие деловое, вопрос питания очень важен. Если пространства под фуршет отводится мало, да ещё в неудобных местах, обязательно образуются очереди. Как этого не допустить? Все просто – зона для еды должна быть большая. Если это сделать невозможно, то необходимо продумать, как разделить потоки людей таким образом, чтобы очередей было как можно меньше.

Третий сложный момент – видимость спикеров. Спикеров должно быть хорошо видно и слышно и так же хорошо должны быть видны материалы, которые они показывают. Для этого необходимо хорошее звуковое оборудование и хорошие видеоэкраны на сцене и в зале. Хорошо бы ещё при этом организовать онлайн-трансляцию и предварительную раздачу участникам презентационных материалов.

Четвёртый момент – это чистота. Мы хорошо знаем, что даже пятизвёздочные отели могут грешить тем, что с чистотой в каких-то мелочах бывают проблемы.

Это те пункты, на которые всегда нужно обращать внимание. В соответствии с этим необходимо чётко инструктировать сотрудников, персонал и заострять их внимание на подобных нюансах.

Как вы разделяете потоки к фуршетным зонам, если народ проголодался?

Как правило, если мы говорим о форуме, то можно, например, организовать две фуршетные зоны. До начала заседания это часто снимает проблемы. Если после заседания, то лучше по возможности выводить участников из залов группами в соответствии с тем, у кого следующее мероприятие начинается раньше.

Если говорить о менее острых моментах, то исходя из опыта, мы уже примерно представляем, что может пойти не так. Например, девушки-хостес, с которыми из года в год происходят одни и те же проблемы. Им может быть многократно сказано о том, в какой одежде нужно прийти, но они приходят совсем не в том, о чём им говорилось. Чтобы избежать недопонимание, необходимо либо подготовить для них подходящую одежду, купив или взяв её в аренду, либо, если бюджет ограничен, купить в ближайшем магазине, а затем сдать обратно по чеку. То есть «включить голову» и придумать, как можно решить проблему.

По-моему, гениальное решение! Получается аренда, но бесплатно. Честно говоря, про такое не слышал.

Возможно, это не совсем честно по отношению к магазинам. Но я часто говорю своим клиентам, главное – это не отсутствие проблем, а умение их решать. Хороший организатор отличается от плохого тем, что он умеет оперативно справляться с возникшими трудностями. В нашем агентстве мы регулярно проводим тренинги на тему решения проблемных ситуаций. Сотрудникам предлагается какая-то критическая ситуация, и я порой удивляюсь тому, какие решения они предлагают!

Вы верно сказали о правильном техническом обеспечении. Но иногда заказчик не готов платить деньги за хороший звук, большое количество экранов и т. п. Что делать?

Если невозможно поменять площадку, можно убедительно, аргументировано рекомендовать заказчику поменять программу. Например, разделить пленарное заседание на три зала. Провести в одном зале основное, в двух других – трансляцию. То есть, меняя программу, можно «спасти» ситуацию. В качестве примера возьмем форум, который мы организуем уже четыре года. Когда мы впервые выиграли тендер на это мероприятие, мы были поставлены перед фактом: место проведения – Отель Ритц. Количество участников – 1200 человек. Конечно, по сравнению со многими другими отелями это достаточно большая площадка, но, к сожалению, не самая удобная. Разместить в ней такое количество участников весьма проблематично. Плюс к этому, на регистрации бейджи должны были выдаваться по алфавиту. Мы все же смогли убедить заказчика сделать электронную регистрацию и поменять программу, разделив участников по залам.

А мероприятия, которые проводит ваше агентство, Вы посещаете?

Да. По психотипу я абсолютный клиентщик, и мне нравится, когда людям хорошо, нравится удивлять людей, нравятся довольные клиенты, нравится ездить по встречам, показывать что-то интересное. Поэтому мы с Леной (партнером), креативным директором, разделились по направлениям. Лена – прирожденный организатор, ей нравится, чтобы все шестерёнки в механизме компании крутились идеально. Она занимается больше внутренними историями, а я больше общаюсь с клиентами. Мне, кстати, очень важно посещать мероприятия, чтобы быть в курсе происходящего. Конечно, не всегда получается присутствовать на всех мероприятиях, но самые сложные я стараюсь контролировать. Например, несмотря на то, что один из масштабных форумов мы делаем уже четвёртый год, я каждый год сама занимаюсь его организацией. Там есть масса моментов, когда нужно реагировать очень быстро.

А что, сотрудники реагируют медленнее, чем директор?

Конечно, они реагируют, но я порой обращаю внимание на нюансы, которые они могут не увидеть. К тому же, наверное, когда это твой бизнес, твоё детище, ты на него смотришь более острым взглядом, более придирчиво.

Какими направлениями Вы большей частью занимаетесь, или делаете любые проекты, которые приходят?

Вы знаете, выбирать не приходится. Я выделяю две категории проектов. Первая – это перспективное общение с приятными людьми. Вторая – проект с хорошим бюджетом, но сложная коммуникация с клиентом. Мы никогда не отказываемся от предложений, хотя, когда я была на Global Event Forum, то слышала, как некоторые агентства высказывались, что хотят сами выбирать себе клиентов. Для меня это звучит странно, хотя бы потому, что сейчас в Москве более 800 агентств, как тут выбирать? Я выбирать не собираюсь. Но, если говорить про то, к чему лежит душа, то, конечно, к интересным проектам, интересному сотрудничеству и интересным людям. Бюджет в таких проектах где-то на третьем месте. Может быть, поэтому мы не слишком большая компания. Такая политика нас здорово спасла в 2008 году, когда много бюджетов порезалось и некоторые компании, ориентированные на крупные мероприятия, просто исчезли. Ведь что происходит в кризис? Все большие компании замораживают свои большие бюджеты. Средние и малые делают это в меньшей степени. Я считаю, что в нашем бизнесе в отношениях должна быть человеческая основа. Когда ко мне порой приходят мои сотрудники и начинают разговор о том, что их не устраивает зарплата, я им отвечаю следующее: «Если ты хочешь много денег, возможно, лучше пойти в какой-то другой, более прибыльный бизнеc». За большими деньгами в этот бизнес приходить не стоит. В него нужно приходить по любви. Наша работа – это регулярные стрессы: дедлайны, сдачи, предложения, клиенты. Но когда выигрываешь, а потом делаешь отличный проект, видишь эйфорию гостей, тогда понимаешь, что все, что было «до» - того стоит!

Знаю такие случаи, когда агентства отказывались от невыгодных, по их мнению предложений, а потом жалели об этом, потому что маленький заказчик превращался в большого, но работал уже с другими агентствами.

Да, у меня тоже есть такие примеры, когда заказчик из малюсенького клиента превращался в очень большого. Здесь важен человеческий фактор. Я даже ребят своих учу следующему: обращается к вам заказчик, просит дать ведущего за пять тысяч рублей, дайте ему ведущего. Мне начинают возражать, но я считаю, что если мы сегодня дадим клиенту ведущего, то в следующий раз он к нам может обратиться уже с заказом на всё мероприятие.

А как Вы подбираете кадры в агентство?

Это для меня больная тема. Я недавно разговаривала с коллегой, который начинал свой бизнес примерно в то же время, что и я, правда он занимается кейтерингом. Он продвинулся сейчас гораздо дальше, чем мы, у него большие хорошие контракты и хорошие заказчики. В беседе с ним я сказала следующее: «Знаешь, почему мужчины более преуспевающие? Они принимают решения мозгом, а женщины – сердцем». Как я подбираю кадры? Мне важно увидеть культуру человека, узнать его ценности, посмотреть манеру поведения, пообщаться. При принятии решения у меня больше работает сердце и интуиция, нежели всё остальное. Возможно, по этой причине я порой ошибаюсь.

Думаю, интуиция, это хорошее чувство, особенно если хорошо развита, и, возможно, поэтому в ивент-агентствах работает больше девушек.

Возможно. Знаете, я бы хотела поделиться с коллегами таким мнением. Главное – создать костяк коллектива и тогда с подбором кадров всё будет гораздо проще. Мы себе костяк очень долго подбирали. Можно сказать, что он был сформирован только около двух лет назад. Т.е. на это нам понадобилось целых 7 лет! Зато сейчас это уже настоящая зрелая команда организаторов, профессиональная и целеустремленная.

Как Вы подбираете подрядчиков на свои мероприятия?

Уже несколько лет мы проводим тендеры по подрядчикам. Причина проста – повысились требования заказчиков к исполнителям. Соответственно, и нам приходится более тщательно отбирать партнеров. Нам важно, насколько подрядчик гибок и заинтересован в сотрудничестве. Кроме того, важно, чтобы подрядчик мог предложить актуальные решения, следил за последними трендами и применял их в своей практике.

Конечно, сложно выбирать из тех компаний, с которыми ты никогда не работал, но всё же. Во-первых, мы их выбираем по общению, так как необходимо, чтобы мы друг друга понимали, во-вторых, по опыту. Цены не всегда всё определяют. Очень важна пунктуальность подрядчиков, чтобы все было реализовано вовремя. Также важно, чтобы подрядчики после мероприятий не выставляли нам дополнительные счета, не согласованные заранее, как это иногда бывает. Я считаю это совершенно недопустимым.

Как Вы относитесь к нашему рынку организаторов мероприятий. Вообще, он есть?

В последнее время он стал меняться к лучшему. Я очень долго вообще никак к нему не относилась, не лезла в него, не занималась анализом рынка, потому что нужно было заниматься внутренними делами. Сейчас у меня есть такая возможность. Честно говоря, меня многое удивляет. В частности на одном из форумов я присутствовала на семинаре на тему: «Клиент всегда прав». Выступали клиенты и говорили, какими они видят идеальные брифы, идеальные сметы, а некоторые агентства задавали вопросы, которые просто излучали негатив. «А вы видели когда-нибудь идеальное агентство, а вы сами-то как работаете, какие брифы присылаете?». На мой взгляд, это не только по отношению к клиенту некрасиво, но и к партнёрам и конкурентам.

По поводу рынка. Для себя я разделила его на три части. Первая - это компании, которые мне нравятся, хотя я не во всём с ними согласна, но за ними хочется тянуться. Я смотрю на людей, которые стоят во главе компаний и вижу, что это правильные люди. Вторая - уже давно существующие, известные компании. И на них редко хочется быть похожим. И третья - компании, так сказать «малыши», которым просто хочется пожелать удачи, и к ним какой-то неприязни, даже когда они обходят тебя в тендере. Мы ведь когда-то в начале своей деятельности тоже смогли выиграть хороший тендер, который дал нам возможность сделать хороший стартап.

И что мне не нравится в нашем рынке, так это то, что мы не можем открыто озвучить, что 10% комиссия – это не то, за счёт чего мы работаем. Давайте перестанем обманывать. Давайте сделаем прозрачными наши отношения. У нас есть внутренние скидки, есть накрутки, для каждого есть своя норма рентабельности. Знаете, почему я бы хотела об этом говорить? Потому что весь мир работает с пониманием того, что люди работают ради заработка. А у нас это выглядит так, что ты работаешь ради работы. Как следствие, регулярные замечания от клиента – уберите комиссию! И когда начинаешь объяснять, что это, собственно заработок агентства, клиенты отвечают, что не готовы за это платить. Из-за того, что все агентства говорят, что живут на 10% комиссии, клиенты не воспринимают нашу работу, как работу. Чего бы хотелось в идеале? Чтобы event-агентства, как например рекламные агентства, получали почасовую оплату труда менеджеров, которые сидят до ночи, не включали в комиссию агентства сценарий, режиссуру и дизайн, а выставляли за креатив, чтобы не накручивали на площадках и других услугах, а работали на скидках подрядчиков. А пока будет присутствовать понятие «работа только за комиссию», рынок будет оставаться непрозрачным.

А что для Вас главное в профессии?

Наверное, самое главное – это любить то, что ты делаешь. Если я вижу, что у меня какой-то человек просто просиживает время, не получает удовольствие от процесса, открыто говорю, что он не наш и пора расставаться.

У нас в переговорке, кстати, висит отличное высказывание Мерлин Монро: «Любовь и работа - единственные стоящие вещи в жизни. Работа - это своеобразная форма любви». По духу оно нам очень близкоJ

Как Вы относитесь к различным выставкам и форумам. Нужно это?

Нужно! Это заряжает. Контент, к сожалению, иногда слабоват. Это проблема многих мероприятий, поэтому ее необходимо решать совместными усилиями. Выставок это касается, наверное, в меньшей степени, потому что там каждая компания сама демонстрирует себя. А вот на форуме – интересное содержание крайне необходимо, чтобы было интересно, полезно и увлекательно. Когда выходит спикер и рассказывает о мероприятии, не подкрепляя свой рассказ ни картинками, ни примерами, ни даже подробностями, при этом говорит без энтузиазма, такое слушать не хочется. А есть такие докладчики, послушав которых, сразу хочется лично с ними познакомиться. Из всех форумов я бы выделила Global Event Forum, так как на его площадке собираются самые активные участники event-рынка. И программа форума качественно отличается от других проектов. Так что до встречи уже осенью!

Ну, что же, спасибо! И дальнейших успехов в Вашем интересном деле!

Беседовал Юрий Сафронов.

Интервью с Беленьким Л.П.

Каковы главные критерии успеха любого праздника? Что является наиважнейшим для создания подлинно праздничной атмосферы концерта, спектакля, телепередачи, фестиваля, корпоративного или семейного праздника? Разумеется, не существует ни универсальных рецептов, ни односложных формул. И в этой рубрике мы стараемся обобщить и сделать доступным опыт профессионалов, для которых Праздник стал одним из главных смыслов жизни.

«Авторская песня - это наше достояние!»

С 3 по 7 ноября 2011 года в городе Красногорске Московской области и в Москве прошёл второй Международный детско-юношеский фестиваля авторской песни "Зеленая карета", проведение которого было посвящено юбилею российской космонавтики в связи с 50-летием первого полета человека в Космос. Организаторы Фестиваля поставили себе задачу отобрать и представить широко всё лучшее, что выявили многочисленные детско-юношеские фестивали в прошедшем 2010-м и выявляли в 2011-м из авторов и исполнителей песен – учащихся и недавних выпускников школ России, стран СНГ и других зарубежных стран.

Учредителями Фестиваля "Зеленая карета" выступили:

Администрация городского поселения Красногорск Московской области;

Федеральное государственное научно-исследовательское учреждение "Государственный институт искусствознания" Министерства культуры Российской Федерации;

Международная ассоциация общественных объединений "Международная ассоциация содействия культуре";

Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы «Библиотека искусств им. А.П. Боголюбова»;

Международный информационный портал авторской песни "bards.ru".

Председателем Оргкомитета фестиваля стал народный артист России Олег Григорьевич Митяев.

На наши вопросы о Фестивале и авторской песне, как неком феномене в мире искусства, нам любезно согласился ответить заместитель председателя Организационного комитета фестиваля, художественный руководитель, координатор и идейный вдохновитель проекта. Леонид Петрович Беленький.

Т. П.: Леонид Петрович, в ноябре прошлого года мне удалось побывать на вашем замечательном фестивале авторской песни, расскажите, пожалуйста, как часто Вы проводите такие фестивали?

Леонид Петрович: Фестиваль у нас ежегодный. Вы были на втором по счёту. Первый раз он проходил в прошлом году в апреле, в этом году мы перенесли на ноябрь, думаю, в дальнейшем так и будет по той причине, что апрель не очень удобен для старших школьников. В апреле идёт подготовка к ЕГ, отвлекаться им от этого процесса нежелательно, соответственно у них возникает проблема приехать. В ноябре первые школьные каникулы и со временем не возникает таких проблем. Ещё одна причина это то, что это фестиваль фестивалей, фестиваль – представительский. Он призван отобрать и разом показать лучшее из того, что показали другие фестивали, детско-юношеские школы и студии, которых достаточно много в стране. То есть, показать достижения в детско-юношеском творчестве, по авторской песне. Поскольку многие фестивали проходят летом, ноябрь в этом плане тоже удобнее, основные фестивали заканчиваются, и получается, что мы их обобщаем.

Т. П.: Поэтому и фестиваль фестивалей?

Л. П.: Да! Но в то же время согласно положению, фестиваль у нас открытый. Представлять своих подопечных могут педагоги любых форм образования. Это могут быть участники из школ авторской песни, школ самодеятельной песни, из специализированных учреждений дополнительного образования, из учреждений культуры, муниципальных учреждений. У некоторых фестивалей присутствует принцип специализации, если по образованию так по образованию, культура туда уже не попадает, такая специфика. Но авторская песня не знает этих ведомственных границ, как и детское творчество, и поэтому сегодня юными дарованиями занимаются школы, учреждения дополнительного образования, учреждения культуры, детские дома культуры, дворцы культуры… Наконец, человек может заниматься творчеством самостоятельно, и он должен иметь возможность где-то показаться. В обычную систему он может не попасть - это первое. Второе - мы не устраивали иерархическую схему в отборочных турах, деление на региональные, местные и прочее. Вот «Юные таланты Москвы» классический пример иерархической системы, отбор проходят сначала районные школы, потом окружные, а потом городские, в итоге последнего тура жюри выявляет лауреатов, проходит гала-концерт. При всём уважении к данной системе она имеет один существенный недостаток: если кто-то на каком-то раннем или среднем этапе вылетел, болел, к примеру, мало ли что, он уже потом не попадёт никуда. Несмотря на то, что наш фестиваль представительский, мы заложили разные возможности попадания на него, в том числе и самовыдвижением. Вы, наверное, обратили внимание, что на концерте выступал автор, я подчёркиваю, автор, из Алтайского края, песня называлась «Не вижу смысла». Это яркий пример самовыдвижения. Парень живёт в селе Алтайского края, в систему фестивалей он не вовлечён, занимается с отцом. Есть у них местный дом культуры, но там нет направленности по авторской песне, есть живопись, есть фото. Парень занимается всем понемногу, от сочинения стихов перешёл к песне, поскольку поколение отца воспитано на авторской песне. Высоцкий, Визбор - он знает их практически всех, благодаря плёнкам и записям, с которыми его познакомил отец. Молодой человек этим увлёкся, и стал сам пробовать сочинять. Вот классический пример принципа самовыдвижения. Самое интересное при этом, что головная организация Алтайского края, краевой центр туризма и краеведения, в котором есть школа бардовской песни, и имеются отделения по местам, своё предложение именно по этому автору-исполнителю не присылала.

Т. П.: Получается, что отбора как такового нет?

Л. П.: Отбор есть, но он совершенно другой. Особенность этого фестиваля в том, что на самом фестивале, на протяжении фестивальных дней, никаких у нас конкурсов, жюри, ничего всего этого нет, потому что вся работа производится предварительно через интернет. Есть сайт, точнее международный информационный портал авторской песни «bards.ru», где вывешивается объявление, как можно подать заявку на участие. Необходимо, к примеру, прислать три песни в формате mp3, фотографии, краткие биографические данные – участника и педагога, если он есть. Ну, или родителей, в общем, того, кто приедет с юным дарованием. Создаётся экспертный совет из специалистов разных направлений: культурологии, искусствознания, педагогики, людей от общественности, которые давно этой песней интересуются с научной стороны и специалистов по песне как направлению в искусстве. Есть несколько человек, представляющих Московский городской центр авторской песни (КСП). Для того, чтобы выбрать критерии отбора, мы с самого начала разработали идеологию этого фестиваля. Мы шли «от теории к практике». То есть, сначала попытались теоретически осмыслить, что такое авторская песня, какие её главные ценностные критерии, и даже не в отличие от других, а характеризующее только её. Мы понимаем, чем она характеризуется, тем более что характеристик, которые по отдельности могут быть в других песнях и жанрах, но не обязательны - немного, но для авторской песни они необходимы.

Т. П.: Думается, что многие современные песни можно отнести к авторской песне?

Л. П.: Совершенно верно, но смотря как к этому подходить. У меня есть несколько теоретических работ опубликованных, более того, порядка 15-и книг составительских и журналистких. В своё время мне пришлось достаточно много заниматься изучением авторской песни. Ещё в 1989 году в издательстве «Профиздат» вышла первая в своем роде комментированная нотная антология, систематизирующая авторскую песню. Она называлась «Среди нехоженых дорог одна – моя» по строчке из известной песни Высоцкого. Занимаясь ее составлением, я старался понять с научной стороны, что это такое, и описать явление авторской песни какими-то классификационными признаками. С целью понять что это - явление культуры или вид искусства, если вид искусства, то какой, если жанр, то – какого искусства. Для ответа на множество вопросов необходимы скрупулёзные исследования, иначе невозможно. Все попытки дать краткое определение авторской песни ничем хорошим не заканчиваются. Прежде всего, мы попытались сформировать критерии качества авторских песен, конкретно для детско-юношеского творчества, по которым должен работать экспертный совет. Это необходимо, чтобы в экспертном совете было чёткое понимание предмета. В итоге у нас родились следующие принципы этого фестиваля, которые закреплены в положение, и которые мы менять не хотим. У нас всего две номинации. Первая – создатель песни. Неважно, положил ли он свои стихи на свою или на заимствованную музыку, или подобрал к музыке стихи. В любом случае – он автор-исполнитель, созданной им песни. Вторая номинация - исполнитель, исполнение песни. Не важно, в каком составе - соло, дуэт, трио или ансамбль. Потому что в этой номинации нас интересует, как представлена песня. Остальное не существенно. Этот вид искусства – самодостаточен, его не надо ни подо что подгонять. Кстати, многие специалисты, творческие деятели, никак не могут понять, почему, при внешней простоте у авторской песни такой бешеный успех. Она не создается по каким-то известным канонам, люди, которые этим занимаются, как правило, дилетанты – по меркам композиторов-профессионалов, но дилетанты талантливые, с развитым музыкальным и поэтическим слухом. В результате их интуитивного, в основе, творчества получается что-то значимое. С другой стороны, авторам и создателям этих песен всегда было важно, как бы себя личностно обозначить. Как обратить внимание на то, что они занимаются чем-то значимым? По этой причине и появились разные определения. Высоцкий, например, любил говорить, что это стихи, исполняемые под ритмическую основу. Окуджава говорил, что когда человек сам всё сочиняет, это и есть авторская песня, отрицая направление Берковского и Никитина, про которых говорили, что это все-таки композиторы, которые стихи сами не сочиняют, и, стало быть, – это не авторская песня. Подобные мнения встречаются до сих пор. Получалось противоречие между общественным признанием творцов авторской песни разного рода в той среде, которая эту песню знала и любила, и мнениями самих авторов-исполнителей. На самом деле, я со многими был знаком и общался лично, у Окуджавы интервью брал, Высоцкому концерты организовывал, книги выпускал. После общения с ними я сделал для себя следующий вывод: авторов, которых интересует это явление в целом, немного. Возможно, чтобы их посчитать, хватит пальцев даже на одной руке. В преобладающем большинстве, каждый из них пытался ответить на вопрос - чем занимается они сами.

Т. П.: Был ещё такой термин самодеятельная песня?

Л. П.: Термин самодеятельность не прижился, потому что такие «классики» как В.Высоцкий, Б.Окуджава, Н.Матвеева справедливо полагали - какая мы самодеятельность, мы – профессионалы в искусстве. Да и многим другим не нравилось ассоциироваться с художественной самодеятельностью, направлением художественного творчества, в Советском Союзе, поддерживаемого официально. Не станет же кто-то Маяковского называть самодеятельным художником из-за того что он для Окон Роста и рисовал и писал стихи.

Т. П.: И всё же, давайте вернёмся к вашему фестивалю. Какие принципы в нем заложены?

Л. П.: Принципов несколько. У нас на сцене в течение детской части концерта, взрослый может, появиться только для приветствия, но не в качестве аккомпаниатора, или соисполнителя. В прошлом году была натяжка, это были скрипачи, они открывали фестиваль, и вместе с ними выступил их педагог концертмейстер. Но это случилось в первый и последний раз. Это принцип фестиваля, от которого мы не отступаем – на сцене детской части гала-концерта должны быть только дети. Если ребёнок пока не может играть на гитаре, путь поможет сверстник в пределах возрастного диапазона, основная граница от 9 о 19 лет. В порядке исключения, особо одарённые допускаются с 8 лет. Самое интересное, что в этом году таких было трое. Кстати, ведущие отделений концерта у нас – тоже дети. Ещё один момент – на других фестивалях принято формировать состав участников, которые будут выступать на концерте уже на фестивале, потому что есть внутренний отбор. При таком подходе трудно написать сценарий заранее, разучить его с детьми и чтобы они всё нормально сделали. У нас сценарий появляется, чуть ли не за месяц до гала-концерта. Поскольку у нас всё происходит по Интернету, у нас есть возможность найти детей заранее, раздать им сценарии, пусть они прорепетируют с педагогом. Расстояние при таком подходе никакой роли не играет. Ещё одна особенность: для этого фестиваля либо в учредители, либо в организаторы мы стремились привлечь все наши профильные институты. У нас где-то полтора десятка серьёзных организаций, которые в разной степени в этом участвуют, включая муниципальные учреждения. Это придаёт должный статус фестивалю, и в результате на местах понимают, куда попадает ребенок, пройдя такой экспертный отбор, и стараются обеспечить ему проезд до Москвы, так или иначе.

Т. П.: Участие в фестивале платное?

Л. П.: Участники оплачивают только дорогу. Питание и проживание бесплатное.

Т. П.: Но кто-то всё-таки это оплачивает?

Л. П.: Почти три года назад инициативная группа сумела заинтересовать администрацию Красногорска, сейчас это называется городское поселение Красногорск. Заинтересовали тем, что будет фестиваль нового типа, у которого нет близких аналогов. Руководство города откликнулось и добровольно приняло на себя следующие обязательства: финансирование проживания, включая питание детей и взрослых сопровождающих в течение всех фестивальных дней. В 2010-м – четырех, в 2011-м – пяти. В этом году все участники фестиваля проживали в учебном центре «Нахабино», отличающегося повышенной комфортностью. Кроме того, администрация готовит детям и творческим коллективам подарки и грамоты. Предоставляет Дворец культуры «Подмосковье» с залом на 1000 мест. В программу фестиваля «Зеленая-карета-2011» мы добавили еще один – московский день, потому что многие, из тех, кто приезжает, в Москве никогда не были, и может быть не скоро еще раз окажутся. Первая половина дня - обзорная экскурсия по Москве с посещением Поклонной горы и Красной площади по специально разработанному маршруту, а во второй половине состоялся ещё один гала- концерт в Библиотеке искусств им. А.П.Боголюбова. С учетом этого мы договорились с управлением культуры ЦАО, что оно силами своего Пресс-центра сделает профессиональную телевизионную запись этого концерта. Чтобы потом можно было сделать диск, который можно будет предлагать местным телевизионным компаниям. Для популяризации детско-юношеского творчества в авторской песне. Важно отметить, что в этом году фестиваль был посвящён году российской космонавтики, и нам пошёл навстречу Роскосмос, согласившись стать нашим генеральным партнёром. Тем самым, была оказана большая организационная помощь по привлечению юных талантов из Европейского Союза, освещению фестиваля в прессе, подготовке видеоприветствия фестивалю от Ю.Лончакова, командира Отряда космонавтом, наконец, участию в фестивале самих космонавтов, причем поющих под гитару. Сюрпризом для всех детей, выступивших на сцене ДК «Подмосковье», стали подарки от Роскосмоса с юбилейной золотой медалью «50 лет полёту Гагарина». Надеемся, и в дальнейшем, на продолжение сотрудничества с космически агентством, тем более, что у них есть ещё свой телецентр, с которым совместными усилиями можно сделать видеофильм о фестивале. Вообще, интерес к фестивалю повышается, ещё и благодаря тому, что в руководящих и исполнительных органах фестиваля есть очень известные в стране люди, и когда приглашения идут за их подписью, они производят должное впечатление. Достаточно сказать, что сопредседатели Попечительского совета «Зеленой кареты»: Е.П.Велихов, Секретарь Общественной палаты, академик РАН и классик авторской песни А.М.Городницкий, академик РАЕН. Полагаем, что для участников фестиваля значимо, когда председатель Оргкомитета - известная творческая личность, а представитель власти - первый заместитель. Обозначено социальное партнерство, содружество творцов авторской песни с чиновниками, высоко ценящими это уникальное явление отечественной культуры, считающееся по праву нашим национальным достоянием. В прошлом году у нас председателем оргкомитета был Сергей Никитин, а в этом году – Олег Митяев. Председатель экспертного совета – известный бард Сергей Матвеенко. Под такие имена оказалось возможным два года собирать юные таланты как со всей страны, так из других стран: Белоруссии, Украины, Казахстана, Словении, Швеции. Оба прошедших фестиваля проходили при поддержке или содействии Министерства культуры России. Более того, в этом году со сцены зачитывалось официальное приветствие участникам «Зеленой кареты» от Министра А.А. Авдеева. Приглашение на фестиваль, для прошедших экспертный отбор, мы направляем как самому педагогу и его подопечному, так и в государственные органы образования, культуры субъекта федерации или местного управления. Но самое главное для юных талантов и их малой родины, что получив приглашения от Оргкомитета, они все едут на фестиваль «Зеленая карета» как Победители, получившие право выступить в главном событии фестиваля – представительском гала-концерте, транслируемом на весь мир по сети Интернет.

Т. П.: Как Вам удалось найти столько талантливых детей?

Л. П.: У нас же получается «штучный» отбор со всей страны, да ещё и из зарубежья.

Т. П.: Но получается что общий уровень то у нас в этом плане хороший.

Л. П.: Конечно. Сегодня в вузах авторская песня слабовато представлена, студентам приходится подрабатывать, думать о будущем трудоустройстве, и так далее. И развитие авторской песни переместилось на школьные годы. Посмотрите, какие сегодня голоса, какой у современных детей художественный уровень. Причём с большинством из тех, кто приехал, работают штатные педагоги. Но, увы. Эти педагоги-энтузиасты числятся на совершенно других, самых разных должностях. Сама по себе профессия «педагог детского коллектива авторской песни» не узаконена, нет такой в классификации профессий. Одна из целей нашего представительного фестиваля и других мероприятий по авторской песне, узаконить это направление. Потому что оно очень важно для интеллектуального развития детей, их гражданско-патриотического и духовно-нравственного воспитания, что конечно подразумевает воспитание и этическое. Мы очень хотим поднять статус и педагогов и этого направления, ведь это особый вид искусства, приобщение к которому доступно многим детям. Ведь неспособных детей, как известно, не бывает. Сейчас авторской песней с детьми занимаются в основном энтузиасты, а надо думать и о системной подготовке кадров, в образовательных учреждениях. Например, в прошлом году отголоском такого фестиваля, стал лагерь художественной направленности «Парус», длившийся две недели в Крестовском районе Новгородской области по федеральной целевой программе «Дети России» Минобразования РФ. Там впервые наряду с другими была представлена номинация «авторская песня» и проведены курсы повышения квалификации для педагогов с выдачей удостоверения государственного образца, с записью темы как «опыт, тенденции развития, перспективы авторской песни».

Т. П.: То есть это уже есть прецедент?

Л. П.: По крайней мере, это официально проведено через «Академию повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования», а это лицензированная организация.

Т. П.: Получается, что авторская песня - целый пласт искусства, который гораздо важнее, на мой взгляд, чем многое то, что навязано западной культурой.

Л. П.: Согласен. Авторская песня - это наше достояние. Для себя я когда-то сформулировал тезис: авторская песня – носитель живого образного русского языка, облеченного в доступную для восприятия музыкально-интонационную форму.

Сейчас есть группа людей, которые объединились, которые в теме разбираются и много лет жизни отдали этому явлению, поставившие себе задачу развивать и продвигать в культурное пространство страны авторскую песню. Как значимый вид искусства, прежде всего для подрастающего поколения. И мы видим результаты. В прошлом году гала-концерт был чуть-чуть слабее, хотя на нем было представлено несколько великолепных авторских работ, например, Екатерины Кротовой из Ярославля или Антона Пуговкина из Харькова. В этом году авторских оказалось меньше, зато какие исполнительские! Не хотелось кого-то выделять особо, чтобы других не обидеть. Интересующиеся могут посмотреть видеозаписи на «bards.ru»,

Т. П.: А бывают претензии к организаторам после объявления результатов конкурса?

Л. П.: Акцентирую: у нас на фестивале вообще нет конкурса. На конкурсе заранее объявляются номинации и число лауреатов и дипломантов по каждой номинации, обычно разных степеней: первой, второй, третьей. Дети состязаются за получение лауреата или дипломанта. Кто получает, попадает в заключительный гала-концерт, остальные – в зрители. Получается состязание друг с другом, конкуренция. В итоге – слезы, психологические травмы и т.д. При экспертном отборе, организуемом через сеть Интернет, дети не состязаются друг с другом, их песенное творчество оценивается по некоторой высокой планке, художественному уровню, к которому нужно стремиться, занимаясь авторской песней. Эта планка довольно высокая, но ведь и фестиваль – представительский. Число мест в номинациях заранее не фиксируется. Конечный результат отбора зависит от количества и качества присланных заявок. А далее, как я уже говорил, все кто прошел экспертный отбор, все – равны, все – Победители. Все получают сертификаты (в прошлом году) или Дипломы (в этом году) с формулировкой «за мастерство в создании и исполнении авторской песни» (для авторов) или «за мастерство в исполнении авторской песни» (для исполнителей). Причем, награждаются все: дети, их педагоги («за воспитание юных талантов в сфере авторской песни» и спонсоры «за поддержку юных талантов в сфере авторской песни».

Т. П.: Долго продолжается работа по подготовке фестиваля?

Л. П.: Примерно полгода, начиная с февраля, и до первого октября идёт отбор.

Т. П.: Как часто собирается Экспертный совет?

Л. П.: Мы не собираемся, заседания проходят интерактивно. Собираться незачем, есть скайп, электронная почта, телефон. И никаких бальных принципов, результат отбора не должен выявляться средне арифметически. При вынесении решения члены Экспертного совета фестиваля согласно Положению о фестивале руководствуются следующими критериями качества авторских песен: для авторов: отражение в песне личностных качеств автора, целостность восприятия исполняемой песни; для исполнителей: личностное осмысление исполняемой песни, бережное отношение к авторской интонации, заложенной в песне ее создателем. Причем разрешается взаимодействие авторов и исполнителей детско-юношеского возраста и их педагогов с членами Экспертного совета фестиваля, которое может осуществляться в интерактивном режиме творческого общения с использованием электронной почты и других современных средств связи. Скажем, если есть интересный автор или исполнитель, особенно в глубинке, который интересен, но немного недотягивает, ему даже могут интерактивно помочь, довести до должного уровня профессиональным советом, если он того заслуживает.

Т. П.: А если мнения делятся ровно пополам, или такого не бывает?

Л. П.: Мы ввели для экспертного совета так называемое «антивето», каждый из членов совета может направить одного участника, практически сделать победителем своим единственным голосом, вопреки мнению остальных, у каждого есть такое право. У нас в экспертном совете люди всё-таки серьёзные и никто не будет брать на себя ответственность представлять слабые номера, потому что в случае конкретного «антивето» будет известно, кто его инициатор.

Т. П.: Кто-то оплачивает подготовительную работу?

Л. П.: На подготовительную работу удается привлечь какие-то спонсорские средства и тем, кто в этом активно участвовал, потом достаются небольшие денежные поощрения. Но в основном, конечно, всё на плечах добровольцев.

Т. П.: В этом году ваш фестиваль вошёл, как номинация в Московский международный фестиваль детского и юношеского художественного творчества «Открытая Европа». Для чего был сделан такой шаг?

Л. П.: Всё для той же самой цели, продвигать авторскую песню как особый вид искусства в культурном пространстве страны. «Открытая Европа» это хорошо известный международный фестиваль, который проводится уже много лет, но до 2011-го года этот фестиваль включал в качестве номинаций почти все возможные виды детско-юношеского художественного творчества, кроме авторской песни.

Т. П.: И чем это может быть полезно?

Л. П.: Поясняю. Почему нам целесообразно участвовать в программе этого фестиваля. Допустим в нем 8 номинаций по разным видам искусства, и если в программу добавится отдельным проектом авторская песня, то мы уже фиксируем, по крайней мере, в рамках этого фестиваля, что авторская песня участвует наравне с другими. А это для нас принципиально важно.

Т. П.: Скажите, а кто режиссёр фестиваля?

Л. П.: У нас нет какого-то отдельного человека, это художественный совет. В первую очередь, это Сергей Матвеенко, далее – Александр Костромин, художественный руководитель Городского центра авторской песни, Леонид Левин, научный сотрудник Государственного института искусствознания. В этом году мы привлекли к разработке сценария Бориса Кинера, конечно, принимаю участие я и моя супруга, мы с ней давно занимаемся этим вместе. Если необходимо, проводим консультации, советуемся с профессионалами, когда требуется.

Т. П.: У Вас получился очень интересный, органичный фестиваль, таких, на мой взгляд, не так много. Сложно делать такой фестиваль?

Л. П.: Ну конечно, это время, это труд, это усилия, иногда даже нервные переживания. Но что меня больше всего радует, как основного организатора этого проекта, что два года подряд у нас своего рода рекорд – стопроцентный приезд всех, кому направлены приглашения, все кого отобрали, нашли возможность приехать. Никто не заболел, не простудился. Причём в прошлом году возникла некая идея фикс, чтобы в фестивале непременно участвовали талантливые дети с самой западной точки страны и с самой восточной. Итог: оказались представленными как Калининградская область, так и Приморский край. В этом году север добавился – Сыктывкар. Из республик в прошлом году кроме России были только Украина и Белоруссия, в этом году добавился Казахстан и Словения со Швецией.

И ещё один момент - мы ввели дополнительную возможность для тех, кто по разным причинам не прошёл экспертный отбор, но хочет побывать на фестивале, фестиваль ведь не только гала-концерт. В этом году мы предоставили желающим возможность приобрести платные путёвки. Они дают право участвовать во всех мероприятиях фестиваля, кроме гала-концерта. Это три внутренних концерта, которые проходят в течение фестивальных дней, в которых «путёвочники» принимают участие наравне с победителями, знакомятся со всеми. На этих концертах экспертов уже нет. «Гитара – по кругу». Порядок выступлений и репертуар произвольный, в режиме свободного микрофона. Там уже дети могут выступать со взрослыми, педагоги представить песню любым коллективом, как хотят, без ограничений.

Т. П.: То есть три дня три концерта?

Л. П.: Да каждый вечер, который свободен от основного, что-то проходит, даже когда дети приехали из Библиотеки вечером того же дня, предшествующего отъезду, на мое удивление они ещё и внутренний концерт устроили.

Т. П.: А днём что?

Если посмотреть программу, то свободного времени почти нет. В день приезда все в разное время приезжают, и им устраивают ознакомительную экскурсию по этой территории, где будут находиться, рассказывают историю места. Ну а вечером – как всегда местный концерт.

Т. П.: Следующий день?

Л. П.: Следующий день для педагогов круглый стол по теме: «педагогика авторской песни», где они могут обменяться мнениями, кто что делает, параллельно проходят авторские мастерские, во время которых дети имеют возможность пообщаться и известными авторами, опытными педагогами. Некий творческий обмен. Причём для этих встреч выбираем тех, кто доброжелательно относится к детям, сразу предупреждаем, чтобы не было жёсткой критики, и пр. Их задача поддерживать хорошее настроение и стимулировать детей к творчеству.

Т. П.: Целый день без перерыва продолжается работа?

Л. П.: Нет до обеда, после обеда с некой паузой, чтобы отдохнули, в конференц-зале на 140 мест, проходит генеральная репетиция гала-концерта, причём в зале разрешают сидеть всем, тоже получается некий мастер класс. Можно посмотреть и поучиться, как правильно входить-выходить, кланяться, правильно пользоваться микрофоном, не трогая его, в общем, всему, что познавательно.

Т. П.: Но здесь тоже предполагается режиссёрская работа.

Л. П.: Да, как раз известный Александр Костромин, который занимается гитарной школой в центре авторской песни, Сергей Матвеенко, Борис Кинер участвуют в этой работе. Это прогон всего концерта, ведущие тоже присутствуют, если они, к примеру, ударения неправильные делают, им делают замечание, они это помечают в сценарии. Это до ужина, а после ужина всё опять же переходит в открытый микрофон, кто хочет выступить, пожалуйста.

Т. П.: Доброжелательно всё проходит? Дети друг друга слушают?

Л. П.: Ещё раз подчеркну, у нас нет состязательности, и они все приехали уже победителями, конкуренции нет, поэтому они все относятся друг к другу хорошо, чтобы каждому в гала-концерте хорошо выступить. Помогают друг другу, переживают друг за друга. Успех каждого – общий успех фестиваля. У нас другой подход, нет травмирования детской психики, этот фактор отсутствует, мы постарались всё продумать в этом году, учли и исправили недочеты, которые были в прошлом.

Т. П.: А в третий день что происходит?

Л. П.: Третий день - это микрофонная практика уже в зале, где будет проходить гала-концерт, прогона полного нет. Почувствовать микрофон, чтобы звукорежиссёр себе сделал необходимые пометки. Идёт техническая отработка, потому что, во-первых, всё это должно идти «как часики», а во-вторых, некоторые дети в большом зале не выступали никогда, им надо освоиться. Получается – два дня, сначала осваиваются во время репетиции, а потом в зале. Ну и дальше концерт, после концерта – праздничный ужин, на который их дополнительно поздравить приехал глава администрации города В.В. Кругликов с заместителем по культуре О.В. Хрыниной, первым заместителем председателя Оргкомитета фестиваля и… с космонавтами С. Трещевым и С. Рязанским.

Т. П.: У Вас на фестивале проходила видеосъёмка. Насколько я понял, была организована видеотрансляция?

Л. П.: Да. Мы решили не ждать милости от телевидения, чтобы привлекать серьёзные каналы. С самого начала проекта было принято решение: гала-концерты и первого фестиваля и второго должны транслироваться по сети интернет. Со временем, думаю, удастся договориться и с телевидением, но надо сначала раскачать это всё.

Т. П.: Сложно это?

Л. П.: Ну как сказать, всё это зависит от результата поиска соответствующей компании, результата переговоров с этой компанией и общей заинтересованности в результате. В этом году на фестивале работала та же самая компания «Культу.Ру!», что и в прошлом, поэтому, было немного проще.

Т. П.: Мне показалось, это очень удачное решение, когда дети, которые выходят на сцену понимают, что даже если зал не заполнен целиком, то их по интернету всё равно смотрят зрители.

Л. П.: Да. Им даже родители издалека звонили со словами: «мы вас видим». Потом ещё повторы сеансов были со сдвигом во времени, для разных часовых поясов. Смотрели, например, наши диаспоры из Америки и Германии. У нас есть международный информационный портал авторской песни BARDS.RU, выйдя на который можно было посмотреть трансляцию. Передавалось видео тремя потоками, разного качества, учитывая скорости приема изображения на местах.

Т. П.: В результате, все участники остались довольны?

Л. П.: Не видел ни одного грустного ребёнка, что мне очень нравится, ни одного недовольного. Когда бывал на каких-то других фестивалях, порой приходилось наблюдать слёзы, когда кому-то приз не дали или ещё какие-то проблемы. А у нас сама атмосфера - праздничная, доброжелательная к детям.

Т. П.: Лично у меня впечатления от фестиваля остались самые приятные. Всё-таки авторская песня – действительно уникальное культурное явление?

Л. П.: Если попробовать взглянуть на авторскую песню с точки зрения теории, то может стать понятно, почему неправомерно пользоваться критериями оценки, допустим, песни эстрадной или романса классического в отношении произведений авторской песни. В основе этого творчества лежит не технология, не метод соединения, эта песня рождается от внутреннего состояния. Человек при этом всё делает сам, не для кого-то, а просто сочиняет и тем, что получилось, делится с другими. Он просто являет сам себя, причём являет целостно и этим ценно это искусство. Например, в большинстве песен Высоцкого в основе блатные мотивы, но мало кого это интересует, есть в его песнях оригинальная музыка или нет. Хотя, по мнению гениального композитора А. Шнитке, у Высоцкого есть интереснейшие музыкальные решения. Какие-то могут достигать композиторского уровня, какие-то могут достигать уровня высокой поэзии. Но это не является обязательным, главное – целостность восприятия песни. Ценность авторской песни в этом. Причём, эти песни исполняются природным человеческим голосом, не специально поставленным под определённый песенный жанр. Как только эту песню споёт профессиональный вокалист, будет уже другое произведение.

Если рассматривать, к какому жанру или виду искусства относится эта песня, то сделать это будет трудно. К какому искусству приписать – к литературе? к музыкальному? театральному? Везде будут оговорки. Даже если предположить, что это театр одного актёра, то разница в том, что в театре задача актера представить некий образ, чтобы мы не видели индивидуума, а видели персонажа, воспринимали образ, который актер играет на сцене. В авторской песне все ровно наоборот: нам не надо, чтобы создатель песни играл образ, он представляет самого себя. И авторская песня имеет, пожалуй, только одну общую характеристику - песня создаётся устно и под возможности собственного голоса. Здесь в отличие от других жанров артефактом является собственное исполнение того, что ты сам сочинил. Это принципиально, и это так!

Т. П.: Но у того же Высоцкого были эстрадные обработки?

Л. П.: Мы сейчас не про обработки, а про сам факт, он создал песню, он её продемонстрировал, а что дальше – это уже второй вопрос. Дальше её вообще можно вывести из авторской песни и перевести в эстрадную. Её могут перенести в другое пространство. Если сотрут авторскую интонацию, обязательный компонент авторской песни, она перейдёт в другой формат. Это то, что сейчас нередко делают эстрадные артисты с песнями на концертах памяти Высоцкого, начинают орать, кричать, но это уже не авторская песня Высоцкого, они её трансформировали, отделили от Высоцкого. Но мы же договорились, что авторская песня, это когда сам создал, сам исполнил, и сделал это, не работая на публику, а в виде «доверительного разговора». Возьмём ещё для примера Юрия Антонова. Сам создал и сам исполняет, но делает это так, чтобы песня стала хитом, чтобы понравилась слушателям. Это всё мы учитываем при работе экспертного совета. Мелодия может быть достаточно простая, но песня покорит слушателя своим содержанием. Значительная часть авторских песен содержит скорее напев, чем музыку в классическом понимании. Но повторяю, главное – целостность восприятия. Еще в 1965-м об этом весьма точно сказал Ю. Ким: «… это особая, песенная поэзия, образ которой одновременно музыкальный и словесный. Вот почему я говорю о неразложимом целом. Оно и есть наше выразительное средство». Единица измерения – песня.

Т. П.: Наверное, поддержу со своей стороны подобное восприятие. Гитара Владимира Высоцкого бывала на концертах немного расстроена, но это никогда не мешало ему собирать полные залы, и быть всенародным любимцем.

Л. П.: Это и есть эффект восприятия целиком, самая лучшая авторская песня это та которая воспринимается целостно, а не анализируется по частям. Поэтому мы считаем, что, как отдельная номинация «автор музыки», бессмысленна. Потом есть ещё интересный момент - мы собираем по три песни от каждого, и вот зачем это делаем. По этим песням мы определяем общий уровень, а дальше уже, когда программа составляется, у каждого выбираются какие-то песни, чтобы концерт не получился монотонным. Мы говорим каждому участнику, что если он прислал три песни, то для гала-концерта можем у него выбрать любую. И только за три недели скажем, какую конкретно он будет исполнять на сцене.

Т. П.: И заключительный вопрос. Какие планы на будущий фестиваль, будет он расширятся?

Л. П.: Вряд ли мы будем его расширять. По разным причинам. Это сложно, и потеряется его накал. Хорошего – не может быть очень много. Я полагаю, что последующие фестивали потребуют от нас роста качества, чего мы и будем стараться достичь.

Беседовал Ю. Сафронов

Интервью с Сандлером Л.О.

Каковы главные критерии успеха любого праздника? Что является наиважнейшим для создания подлинно праздничной атмосферы концерта, спектакля, телепередачи, фестиваля, корпоратива? Существуют ли методологии, следуя которым возможно достичь максимального эффекта от мероприятия?

Размышления над этими вопросами сродни поискам философского камня. Разумеется, не существует ни универсальных рецептов, ни односложных формул. И, тем не менее, мы открываем рубрику «Праздник! Слагаемые успеха» в которой в формате интервью с известными деятелями культуры, искусства и шоу-бизнеса постараемся обобщить и сделать доступным опыт Мастеров, для которых Праздник стал одним из главных смыслов жизни. И сегодня мы с радостью представляем гостя редакции, Леонида Оскаровича Сандлера. В свое время Леонид Оскарович стоял у истоков таких суперпопулярных праздничных телевизионных передач как «Утренняя почта», «Голубой огонек», «Вокзал мечты» и многих других. В настоящий момент наш собеседник является советником депутата Московской городской Думы по вопросам культуры, а также художественным руководителем Культурного фонда «Музыкальный Квартал».

Технология Праздника. Итак, Леонид Оскарович, добрый день!

Леонид Сандлер. День добрый.

ТП. Начнем с главного. Как, с Вашей точки зрения возникает его величество Праздник?

ЛС. Я хотел бы начать с одного короткого воспоминания. Шел 2000 энный год. В элитном московском клубе выбирали поэта года. Все это происходило при стечении лучших литературных имен. А спонсировало мероприятие РАО «ЕС России». В своей вступительной речи Василий Аксенов сказал, что никого не должно удивлять такое близкое соседство поэзии и электричества. Ибо возникновение, как первого, так и второго есть тайна. Эти слова, рожденные в голове Мастера, спонтанно припомнились сейчас, так как предстоит отвечать на вопросы: Что есть праздник? Каковы составляющие этой профессии? И первое, что приходит на ум, что это великая тайна. Как поэзия и электричество.

ТП. А если, все-таки, постараться приоткрыть этот таинственный покров, в чем вы бы определили философию своего дела, своей профессии?

ЛС. Как в простом обыкновенном человеке рождается человек праздника? Например, Клоун или Комик? Ответ прост: в потребности увлекать, веселить и радовать людей. Это желание, потребность порой настолько перехлестывает в человеке, что он ничего с этим не может поделать. Так и профессионалы, создающие праздники. Серая, будничная жизнь, которую такой человек наблюдает вокруг себя, вызывает в нем протест. Он начинает фантазировать. Сначала для себя, своих друзей, а потом уже для огромного числа людей, его зрителей. На самом деле, если по некоторым, весьма спорным утверждениям, труд из обезьяны сделал человека, то праздник делает его, пусть не на долго, счастливым.

Словом, философия, как и побудительная цель профессии, связана с мыслью, что существует другая жизнь – яркая, веселая, красивая, счастливая. И ее необходимо воплотить, построить, наполнить красками, звуками, ритмами. Это, на мой взгляд, самое важное, все остальное – производное.

ТП. Как Вы полагаете, насколько важна командная составляющая при организации праздников и может ли «рядовой солдат» существенно влиять на общий результат?

ЛС. Я наблюдал работу замечательных «режиссеров-генералов», и хочу сказать, что, помимо яркого творческого замысла, неординарных постановочных решений, почти всех их отличают великие команды. Это непрофессионалы могут говорить о рядовых – костюмерах, гримерах, реквизиторах и т.д. с чувством некоего снобистского верхоглядства. На самом деле я встречал иных, как Вы назвали, «рядовых» - кудесников своей профессии, чьи работы потом выставлялись в лучших музеях.

sandler2ТП. Назовите, пожалуйста, имена своих кумиров (режиссеров, сценографов, сценаристов, администраторов и т.д.), если таковые есть.

ЛС. Конечно. Прежде всего - Боб Фосс, Тонино Гуэрро, Резо Габриадзе. Из сценографов – Константин Алексеевич Коровин, Питер Пабст. Что касается великих администраторов… Вспоминается один очень интересный эпизод из жизни Ефима Марковича Блоха, работавшего в 70-е годы в Одесской оперетте. Блох впервые привез в Москву свой театр. Гастролировать должны были в театре имени Ермоловой, но по приезду в Москву выяснилось, что гастроли срываются из-за затянувшегося ремонта здания. Оставалось чуть меньше месяца. Ситуация катастрофическая. И Блоху ничего не оставалось делать, как… в кратчайшие сроки отремонтировать театр. Гастроли прошли блестяще!

ТП. Часто гениальные фильмы снимают при малых бюджетах. Характерно ли это для праздников?

ЛС. В меньшей степени. На самом деле Ваш вопрос крайне актуален. Очень часто приходится сталкиваться с ситуацией, когда заказчик мероприятия хочет получить на выходе грандиозное действо, при минимальных вложениях. Как говориться, канарейку за копейку… Мне в таких случаях всегда вспоминается история с перевязью Портоса, персонажа знаменитого романа «Три мушкетера». «Увы, как и многое на этом свете, что блестит только снаружи, перевязь Портоса сверкала золотым шитьем лишь спереди, а сзади была из простой буйволовой кожи», что и стало предметом насмешек. Так и с праздниками. Если нет средств на профессиональную сцену, поставьте небольшую ширму для кукольного представления. Никто не осудит.

ТП. Насколько биографические данные анкеты (образование, социальное положение, бывшая профессия и т.д.) влияют на успех?

ЛС. Пойдем методом вычитания. Если убрать возраст, положение, которое сейчас занимаю, и мою бывшую профессию, то это уже буду не я. Следовательно, и успех – не мой.

ТП. Леонид Оскарович, Вы являетесь художественным руководителем фестиваля «Музыкальный Квартал», который проходит на открытом воздухе. Известен ли вам враг более коварный и жестокий, нежели дождь?

ЛС. Да! Дождь с градом!

ТП. Спасибо, Леонид Оскарович за то, что нашли время ответить на наши вопросы, и желаем Вам только солнечных горизонтов во всех начинаниях.

ЛС. Спасибо.

Беседовал Юрий Сафронов.

Подписаться на этот канал RSS